Пт, 21 июня 2024
Прогноз погоды

То, что нас объединяет: 17 сентября Беларусь впервые отметит День народного единства

14/09/2021

17 сентября Беларусь впервые отметит День народного единства. Согласно указу №206 Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко, значимая дата, имеющая глубокие исторические корни, в этом году получила статус государственного праздника.

17 сентября для нас особый день. В 1939 году он ознаменовал начало воссоединения Западной и Восточной Белоруссии и стал актом исторической справедливости в отношении белорусского народа, разделенного в 1921 году против его воли в соответствии с условиями Рижского мирного договора. Почти 20 лет часть нашей страны с населением около 4 млн человек находилась в юрисдикции польского государства. Отдельные события из жизни Западной Белоруссии тех лет описаны в авторском проекте «За польским часом», который нашёл воплощение на страницах «районки» в сентябре этого года. Проект помогает проследить политику правительства тогдашнего лидера Юзефа Пилсудского по отношению к непольскому населению, в том числе и на Кобринщине: закабаление рабочих и крестьян,  полонизацию, репрессии по отношению к инакомыслящим. Восстановленное в 1939 году единство позволило Беларуси выстоять в годы Великой Отечественной войны, занять почетное место в международном сообществе, стать одним из соучредителей ООН.

 Практически в каждом городе Беларуси есть улица 17-го Сентября. Были времена, когда никому не нужно было объяснять, в честь какого события дано такое название. Все знали: это День воссоединения  Западной Белоруссии с БССР. Но время отдаляет от нас даже самые значимые и судьбоносные даты, и уже не живые голоса, а летописные страницы повествуют нам о том, как это было.

Историческое значение

В августе 1945 года было принято постановление ЦК Компартии Белоруссии «О подготовке и проведении празднования 17 сентября – Дня воссоединения белорусского народа в едином Белорусском государстве». Тогда, в 1945-м, и состоялся в Минске первый парад с народными гуляниями, а вечером был торжественный салют. Так широко и торжественно жители Западной Белоруссии  праздновали освобождение от влияния польского господства. Но со временем  красный день календаря превратился в обычный. Возможно, кому-то показалось, что называть эту дату днем освобождения не очень корректно с точки зрения истории. К тому же послевоенная Польша стала дружественным государством, и события, связанные с режимом польского диктатора Юзефа Пилсудского, попали в ранг необсуждаемых.

Сейчас, с приближением 17 сентября, в прессе об этой дате соседствуют тексты как оправдательного, так и с обвинительного содержания. Так что же означает 17-го сентября для белорусов как нации и государства.

Де-факто и де-юре

Для белорусов как государства 17-е сентября связано с событиями 1921 года – заключением Рижского мира, когда был положен конец советско-польской войне. Правда, судьбу белорусских земель решили без участия белорусов. Ни делегатов от Рады БНР, ни представителей Советской Социалистической Республики Белоруссия во время подписания Рижского мирного договора не пригласили. Интересы Беларуси как государства не были учтены. Часть территории оставалась независимой и входила в состав СССР, а часть оказалась в юрисдикции Польши. Сегодня по-разному оценивают это событие. Кто-то напоминает, что самостоятельность БССР была фикцией, и жизнь в ней до войны не отличалась сытостью и отсутствием забот. Тем не менее на восточных землях  жили  свободные белорусы, строился Минск, развивались наука и искусство, формировались новые отношения между людьми, базировавшиеся на законах равенства и социальной справедливости. В то время как на западных землях рядом и не всегда мирно сосуществовали паны и батраки,  первые – в “маёнтках”, другие в избах-пятистенках, первые – требовавшие к себе уважительного отношения, другие – регулярно слышавшие в свой адрес напоминания о том, что они “пся крэв” (собачья кровь), “хамы”, “быдло”. 

Ради справедливости не лишним будет сказать, что и правительство БНР, и правительство БССР, безусловно, хотели отстоять территориальную целостность этнической Беларуси, только первые надеялись на спасительную руку запада, вторые с надеждой поглядывали на восток.

В составе Польши

Выполняя волю иностранных империалистов, польское буржуазно-помещичье правительство создавало в своей стране государственные монополии – спичечную, табачную, спиртовую и прочие. Доходы от них передавались иностранным капиталистам. Так, законом от 2 августа 1926 года «О привлечении иностранного займа» правящие круги Польши передали контроль над спичечной промышленностью Соединенным Штатам Америки. В результате уже к 1932 году все спичечные фабрики в западных областях Белоруссии были закрыты, за исключением одной фабрики в городе Пинске, которая хотя и не закрылась, но работала всего несколько месяцев в году и то не на полную мощность. В результате такой экономической политики производство ряда товаров, в первую очередь, таких жизненно необходимых, как спички, соль, керосин,  находилось в руках польских промышленников, зависевших, в свою очередь, от европейских финансовых элит.

В тяжелом состоянии находилось и сельское хозяйство в Западной Белоруссии. Основная масса крестьян была безземельной и малоземельной. Наделы, которые получили белорусские крестьяне из рук советской власти до 1920 года, были у них отняты. К середине 30-х гг. беднякам, составлявшим  44% процента сельского населения, принадлежало только около 10% земли. В западных областях Белоруссии насчитывалось 83 тысячи безземельных крестьянских хозяйств и 180 тысяч хозяйств с наделом  до 1 гектара.

Крестьяне в панской Польше платили непосильные налоги. Налоговая система была так построена, что крестьянин за один гектар земли платил в 3-4 раза больше, чем помещик. Размер налогов в 8-10 раз превышал налоги, которые платили крестьяне при царизме.

 «Полешук живет на одном из самых низших уровнях существования. Полесье голодает, на Полесье самый высокий процент неграмотных. Полесье имеет ничтожное количество школ, общественных, хозяйственных и кооперативных организаций. Полешук обрабатывает болотистую неурожайную землю, пользуясь деревянной сохой, деревянными лопатами… Свет и тепло (и это пожалуй является самым характерным явлением) получает от лучин, употребляемых без исключения во всех хатах», – писала газета «Курьер Поранины» в номере от 27 августа 1939 года.

Годы надежды, годы борьбы

Не удивительно, что борьба трудящихся против буржуазно-помещичьего гнета, начавшаяся в 1920 году, не прекращалась вплоть до освобождения западных областей Белоруссии в 1939 году. Основной движущей силой была Коммунистическая партия Западной Белоруссии, работавшая в подполье, но распространявшая своё влияние в том числе и на Кобринщине. Так, уже в 1921 году были организованы коммунистические ячейки в деревнях Полятичи и Батчи. Практически ежедневно в городе и повете проводились митинги, организовывались стачки, в разной форме демонстрировалось неповиновение. Андроново, Литвинки, Ластовки,  Яковчицы, Стригово, Колония, Иловск, Новосёлки, Тевли, Залесье – далеко не полный перечень населённых пунктов, жители которых активно выражали недовольство действиями режима Пилсудского, тем более что большинство населения Западной Белоруссии не отождествляло себя с польским государством и его правящим режимом. 

Польские власти сурово преследовали неугодных белорусских политиков: против них в межвоенные годы шестью окружными судами было проведено 456 коллективных политических процессов с 2562 обвиняемыми, 80% которых приговорили к лишению свободы, из них 22% – на тюремный срок свыше 5 лет.

Сентябрьская трагедия

Между тем обстановка накалялась не только внутри Польши. С весны 1939 года стала явной близость тревожных событий. Европа скатывалась к войне, что прежде всего было связано с резко возросшей агрессией германского фашизма. Польское правительство провело скрытую мобилизацию, призвав в армию десятки тысяч украинцев и белорусов. Их направляли в части, дислоцировавшиеся на западных рубежах Польши, а в «кресах усходних» несли службу чисто польские формирования. Пилсудчики решили, что здесь надёжнее польские жолнеры, а местным «хлопам» была уготована роль пушечного мяса при первом столкновении с немецкой военщиной.

Немецкая агрессия против Польши началась 1 сентября 1939 года. Польская территория и Западная Белоруссия в том числе стала полигоном для проверки стратегии «блицкриг». И в самом деле, за две недели польская армия была рассечена на части, 11 сентября танки вермахта подошли к Варшаве, 13 сентября уже стояли у стен Брестской крепости, 14 сентября поливали огнём Жабинку, а 15 сентября появились в окрестностях Кобрина.

Днём 17 сентября на западной окраине города немцы встретили яростное сопротивление солдат 83-го полка им. Р. Траугутта. В нём было много местных юношей, которые ранее несли службу на западных рубежах Польши.  Теперь они отстаивали не чуждые им интересы, а защищали свой город. Но силы были неравные, сотни солдат-пехотинцев полегли на кобринской земле, от полка ничего не осталось.

Бессонной выдалась для жителей города ночь с 17 на 18 сентября. Страшные опасения, что фашисты ворвутся в их дома, не давали покоя. Но утро принесло обнадёживающую весть: с востока на помощь движется Красная армия.

Помощь пришла с востока

17 сентября 1939 года правительство Советского Союза распространило заявление: «Польское государство и его правительство перестали существовать, а следовательно, договоры, заключенные между СССР и Польшей, прекратили свое действие. В связи с этим Советский Союз не может оставаться нейтральным и вынужден взять под защиту единокровное украинское и белорусское население, а также снять нависшую угрозу границам СССР». Так начался национально-освободительный поход Красной армии на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины. Попытки фальсификаторов истории представить его как участие Советского Союза совместно с Германией в разделе Польши абсолютно беспочвенны. По свидетельствам историков, ни одна из крупных держав не восприняла тогда национально-освободительный поход Красной армии как войну против Польши. Подчеркивая правомерность похода Красной армии, У. Черчилль констатировал: «Для защиты России от немецкой угрозы явно необходимо было, чтобы русская армия стояла на этой линии (линии Керзона)».

Цветы для спасителей

Население Западной Белоруссии встречало воинов Красной армии как своих избавителей от немцев и от польского ига. В отчете о боевых действиях 23 стрелкового корпуса с 16 на 17 сентября 1939 года отмечается: «В первых же селениях освобождаемой Западной Белоруссии в районах прохождения частей корпуса, население радостно приветствовало проходящие части Красной армии». Так, в местечке Микашевичи толпы вышедших на улицы местных жителей забрасывали части цветами. Почти во всех селениях были воздвигнуты украшенные цветами арки с приветственными лозунгами на красных полотнищах. Около них стояли столы с хлебом-солью. В кобринских деревнях красноармейцев приветствовали полевыми цветами и корзинами яблок. В отчете 6 стрелковой Орловско-Хинганской дивизии, прибывшей для охраны государственной границы по реке Западный Буг в районе Бреста, об этом сказано так: «На всех митингах и собраниях население ярко демонстрировало благодарность советскому правительству и Красной армии за освобождение его от белопанского гнета».

Если бы не 39-й…

Национальное значение 17 сентября 1939 года мы видим в том, что объединение белорусского народа в рамках единого белорусского государства завершило процесс консолидации белорусской нации и подготовило почву для ее дальнейшего расцвета во всех сферах человеческой жизнедеятельности, начиная от экономики и сельского хозяйства и заканчивая наукой, культурой, искусством. С позиции нации это был акт исторической справедливости,  который положил конец разделу нашей страны, восстановил ее территориальную целостность, объединил белорусский народ в одну семью.

Что было бы, если бы Беларусь не воссоединилась в 1939-м? История не терпит сослагательного наклонения, тем не менее зададим себе вопрос: «А мы были бы на этом свете, если бы не 17-го сентября?»

Жанна ЕЛИЗАРОВА.

По материалам УК «Кобринский военно-исторический музей им. А.В. Суворова»

Поделиться в соцсетях:


Кобринский РОЧС приглашает на службу