Во благо народа

Человек сам пишет книгу своей жизни, считает Николай Мищук, но не исключает, что случай решает в ней очень многое. Иначе как объяснить ситуацию, в результате которой юноша, пришедший в военкомат за направлением для поступления в военное училище, кардинально сменил своё желание примерить военную форму?

-Бюрократический тон и грубость капитана, который принимал документы, сыграли тогда свою не лучшую роль. А военным я очень хотел стать – всё детство грезил о погонах. Как-то выпросил у мамы десяток яиц и масла, прошёл пешком 20 км из Октября в Кобрин и обратно, чтобы продать нехитрый товар и купить на вырученные деньги фуражку, – рассказывает Николай Николаевич.

Возвращаясь в своё детство, мой собеседник замечает, что после войны жили бедно, а работать приходилось много, но делали всё с огоньком, веря в лучшее. Отец первым косцом в деревне был. Никто на покосе с ним сравниться не мог. Сам Николай до 15 лет коров пас, а затем плечом к отцу стал. Советская страна постепенно вставала на ноги, восстанавливалась экономика, разрастались колхозы.
Отец и мать, как любые родители, хотели своему сыну лучшей доли. Но его детского желания не разделяли (свежа ещё в памяти была война), хотя и не отговаривали. Мама только повторяла: «Не спеши, пойдёшь в армию, а там жизнь покажет, поймёшь, чего ты хочешь». Так всё после случая в военкомате и произошло.
– Я пошел служить в Советскую Армию, где окончательно убедился, что офицерские погоны, действительно, не для меня, о чём и написал в своём первом письме на родину, – вспоминает мой собеседник. – Это не значит, что мне не по душе была военная служба. Нет, просто в ней меня увлекла немного другая сторона.


Отделение, которым командовал после окончания школы младших командиров Николай, было на хорошем счету в части, а вскоре и взвод стал одним из лучших. И всё – благодаря умению младшего командира Николая Мищука налаживать отношения в коллективе.
– Хочу быть учителем, написал я в очередном письме родителям и попросил выслать книги, чтобы в свободное время готовиться к поступлению, – вспоминает Николай Николаевич.

После службы в армии в 1959 году Николай поступает на физико-математический факультет Брестского педагогического института им. А.С. Пушкина. На 2-м курсе активисту, кандидату в члены коммунистической партии, умному, всесторонне развитому студенту предлагают должность освобождённого секретаря комитета комсомола.


– Я стал перед дилеммой – согласиться или всё-таки посвятить себя учёбе. После некоторых раздумий желание стать хорошим учителем взяло верх.
После окончания института в 1964 году молодого педагога направляют на работу в Дивинскую школу-интернат. Правда, поработать в должности учителя долго не пришлось.
Николай Николаевич и сейчас не может сказать, кто, как и когда его заприметил, но уже через полтора года секретарь райкома партии и заведующий отделом пропаганды лично приехали из Кобрина в Дивин, чтобы предложить юноше должность лектора в райкоме партии.
– Мне нравилась моя работа, но отказаться от предложения не смог. Молодость – тот период жизни, который позволяет совершать даже самые опрометчивые шаги. Ты ничего не боишься, ищешь себя, пробуешь что-то новое. Даже сейчас – это то, что объединяет и нас, строивших коммунизм, и современную молодёжь, – замечает Николай Мищук. – 5 лет в должности лектора… Да, это опыт, возможность проявить свои ораторские способности, это организация творческих и интеллектуальных вечеров, тематические беседы с вопросами и ответами.

В 1976 году Николай Мищук возглавил комитет народного контроля. В течение 14 лет главной задачей его была защита интересов социалистической собственности.
Нарушения были в разных сферах – в строительстве, торговле, в сельском хозяйстве. Руководителям организаций и колхозов всегда давался срок на их устранение. Если же они не были исправлены, применялись другие методы – наказывали рублем. В критическом случае комитет имел право передать дело в высшие инстанции – в органы суда и прокуратуры, к счастью, до этого не доходило – решалось всё на местах.
– Приезжаем на колхозное поле, где уже завершена уборка. А там поля с полёгшими хлебами. Бесхозяйственность… По-другому не скажешь. Даём срок в течение недели всё убрать, – говорит Николай Николаевич. – А был случай, когда в одном из колхозов в результате пожара сгорело много тонн сена. Огромный материальный ущерб. Здесь уже предупреждением не обойдёшься. В таких случаях комитетом производился денежный начёт на возмещение ущерба – на председателя, заведующего фермой, зоотехника. Так за халатность работников расплачивались их семьи.
Но с другой стороны – это повод задуматься над исполнением своих обязанностей – перед хозяйством и своими домочадцами.

Каким был проверяющим, о себе Николаю Мищуку судить сложно. Пожалуй, за всё говорил народ и власть, которые ценили и уважали его. На сессиях районного и городского Советов депутатов он неоднократно выбирался на свою должность повторно. Имеет ряд наград, в том числе Грамоту и Почётную грамоту Верховного Совета БССР.
– Комитет не давал возможности растаскивать социалистическую собственность. Но в тяжёлые 90-е его упразднили. Так получилось, что из органов, которые наказывают, я попал в органы «благотворительные», – рассказывает Николай Николаевич.

Районный отдел социальной защиты (сейчас отдел социальной поддержки населения управления по труду, занятости и социальной защите Кобринского райисполкома) Николай Николаевич возглавлял с 1990 по 2002 год –
сложные для нашего общества годы.
Назначение и выплата пенсий и пособий, оказание материальной помощи пенсионерам, одиноким и престарелым, решение вопросов по ремонту печей, электропроводки и ряд других бытовых вопросов легли на плечи руководителя и его подчинённых.
– Сейчас это всё просто и доступно, но тогда… Кто помнит те годы, объяснять не надо. Приходилось огромную работу проводить с организациями, чтобы они откликнулись и помогли своим бывшим работникам, – рассказывает Николай Николаевич. – Жалоб было много, но всё-таки в большинстве случаев народ понимал, что это всё временно. С середины 90-х экономика постепенно восстанавливалась. Мы начали строить своё независимое государство.
В ответ на слова тех, кто сейчас пытается убедить, что хорошо белорусам «при Польше» жилось, мой собеседник вспоминает слова отца, которого не стало в 1988 году: «Если ты не католик и у тебя нет денег – при поляках ты был никто. А при социализме я хоть жизнь почувствовал, от пола из песка избавился. Хотел бы я дольше так пожить. Учитесь, дети, ценить то, что имеете…»

Сейчас Николай Мищук на заслуженном отдыхе. Правда, свободного времени у него по-прежнему немного. Да, ещё не сказала о главном увлечении, отдушине моего собеседника – это песня. Она сопровождала Николая Николаевича всю жизнь, действительно ему «строить и жить помогала» и сейчас не оставляет его. Он всегда спешит на репетиции и выступления хора ветеранов, который действует при Кобринском Дворце культуры. А ещё жена, дочки Инна и Наталья, внуки. Со всеми хочется пообщаться за круглым столом, узнать, чем они живут, как на мир смотрят.
– Молодёжь, говорят, другая. А разве мы не другие для своих родителей были? Всему своё время, каждый проживает свою жизнь. И нынешнее поколение не хуже и не лучше, чем были мы когда-то. У них свой путь. Главное, чтобы человеческие ценности оставались прежними.

Елена БАКУН.