Сохраним ли шедевр народного зодчества?

У каждого своя дорога к храму, а у каждого храма – своя история. Жители деревни Леликово сейчас находятся на перепутье. В марте прошлого года  их храм сгорел.

На перепутье

Более  300 лет там  звучали молитвы, сияли свечи, горели лампады перед иконами. Люди благодарили Дмитрия Солунского, в честь которого был освящён храм,  и славили Бога.  Церковь  пережила годы военного лихолетья и гневного атеизма. Храм закрывался, использовался как склад, возрождался и благоустраивался.

Но огонь уничтожил святыню. Уцелело лишь 15% того, что ещё недавно было центром духовной жизни деревни. Оправившись от потрясений, сельчане стали думать, как вернуть себе храм. Была выдвинута инициатива построить на месте сгоревшего новый, и сельские активисты обратились к руководству района с просьбой разрешить им произвести демонтаж, чтобы расчистить площадку для строительства. Положительного ответа на свой запрос не получили, потому что Свято-Димитриевская церковь со звонницей является не просто местной достопримечательностью, а историко-культурной ценностью. Это архитектурный памятник республиканского значения, образец деревянного зодчества Полесья, и даже уцелевшие во время пожара крохи имеют историческую значимость. Поэтому просто разобрать обугленные бревна, чтобы расчистить площадку для новостройки, не получится – никакой самодеятельности по отношению к историко-культурным ценностям закон не допускает.

– Есть два пути: либо по научной проектной документации восстановление и реставрация, либо исключение объекта из государственного списка историко-культурных ценностей Беларуси. Собственник – Белорусская православная церковь – имеет право обратиться с соответствующим заявлением к специалистам, например, того же ОДО «Брестреставрация»  и поступательно делать необходимые шаги как в одном, так и в другом направлении, – комментирует ситуацию заместитель председателя Кобринского райисполкома Валентин Трубчик.

Охраняется законом

Идея с восстановлением активистам не по душе. «Долго и дорого – мы не потянем», – говорят они. Исключить объект из государственного списка историко-культурных ценностей на месте не удаётся – решение вопросов лишения статуса историко-культурной ценности, как, впрочем, и вопросов выполнения ремонтно-реставрационных работ на материальных историко-культурных ценностях не входит в компетенцию Кобринского райисполкома.

– Решение о невозможности научно обоснованного восстановления материальной историко-культурной ценности принимается Белорусской республиканской научно-методической радой по вопросам историко-культурного наследия. Вначале готовится научно-проектная документация о научной невозможности восстановления объекта, затем – техническое заключение. Все документы должен подготовить собственник с привлечением экспертов, уполномоченных Минкультом, имеющих право производить такие работы. Этот пакет документов рассматривается областным советом по сохранению историко-культурного наследия, потом – радой, – рассказывает старший инспектор отдела культуры райисполкома Вадим Омельянюк.

В соответствии с действующим законодательством уничтожать, допускать причинение вреда, видоизменять историко-культурную ценность, выполнять научно-исследовательские и проектные работы без соответствующего разрешения Минкульта собственнику материальной историко-культурной ценности, землепользователю, на земельном участке которого она расположена, запрещено. В случае задержки или приостановки реставрационно-восстановительных работ в обязанности собственника входит также консервация объекта в целях сохранения от дальнейших разрушений.

При любом раскладе, к которому придут община и церковь, власть готова помогать. Храм, конечно, не построят, потому что прямой финансовой помощи Бюджетный кодекс не предусматривает, но поддержат в любом начинании. Выбор – за собственником.

Строить нельзя восстанавливать

Юридическая сторона вопроса ясна. Но не даёт покоя другое: какой же выбор сделают жители деревни – строить новое здание или восстанавливать храм, в котором молились их родители?

Леликовцы неспроста ратуют за новый храм. По прогнозам, бригада опытных каменщиков возведёт стены блочной коробки за 2-3 месяца, обещает взять недорого. Но что мы будем иметь на выходе? Типовое сооружение, новострой, ничего общего не имеющий с исторической реликвией, которой являлся сгоревший храм. Неужели жители деревни с такой лёгкостью откажутся от памяти предков, которые в стенах этого древнего храма были крещены, обвенчаны, благословлены на долгую счастливую жизнь? Неужели уподобятся тем, кого именуют родства не помнящими, – не знающими и не желающими знать своей истории, культуры, своих предшественников?

Имеют место быть пессимистические настроения, что храм и «при жизни» был в аварийном состоянии, что почти весь уничтожен огнём и что нечего там восстанавливать. Сегодня в Госсписке историко-культурного наследия Беларуси более 5 тысяч объектов. Здания, простоявшие несколько веков, увы, ветшают, и это вполне естественный процесс. Есть памятники, которые ещё два десятилетия назад были покинуты, завалены мусором, или вообще от бывших величественных зданий оставались лишь фундаменты, а сегодня это шикарные дворцы, действующие храмы, популярные туристические объекты, культурные учреждения. Их восстановили люди, которым дорого прошлое.

Церковь – это люди

Православные часто подвергались испытанию огнём. В ночь на католическое Рождество в 2002 году мы чуть не потеряли знаменитый дворец Радзивиллов в Несвиже. В январе 2010 года горел храм Святителя Николая Чудотворца в деревне Старый Кривск Рогачевского района. Их отстроили, не предали забвению. В январе 2013 года сгорела церковь Покрова Пресвятой Богородицы в агрогородке Хотляны Узденского района Минской области – памятник деревянного зодчества XIX столетия. Уцелели лишь фундамент и крыльцо, по ступенькам которого уже через три года прихожане снова вошли в ожившую церковь. Чудом сохранившиеся чертежи уникального храма позволили восстановить его в точности таким, каким создал его в 1897 году русский архитектор Константин Тон.

– Нас не будет, а храм будет стоять. И история его будет из рода в род передаваться, – учил свою паству настоятель Виталий Лешкевич, и люди, объединив усилия, возродили храм, который будет служить и их детям. Его воссоздали в первозданном виде, потому что понимали: всё должно быть предельно точно, как в старину. 

Не стать манкуртами

Новостройка в Леликово не будет уникальной. Мало того, есть вероятность, что она превратится в очередной культовый долгострой, каких сегодня на территории области уже более 10. А вот историческое прошлое храма-страдальца может стать визитной карточкой и помочь в восстановлении.  Такой показательный опыт стал частью биографии Свято-Иоанно-Кормянской церкви  Кобринского благочиния. Освящённая в честь  видного деятеля Белорусской православной церкви, своим именем она привлекла внимание паломников из России, которые приезжали сюда молиться и жертвовали на храм.

В апреле 2019 года весь мир потрясли кадры рухнувшего во время пожара шпиля легендарного Собора Парижской Богоматери. Понимая, что теряют историческую ценность, парижане  тоже дружно взялись за восстановление.  Были и там сомнения, стоит ли восстанавливать собор в его первоначальном виде, предлагался подчеркнуто современный проект восстановления кровли и шпиля, но большинство не одобрило предложенных новаций. Пример красноречиво свидетельствует о том, как французы ценят своё историческое прошлое. Располагая самыми современными технологиями, они не пошли на поводу у них, потому что, как никто другой, понимают, в чём заключаются  истинные ценности. Молиться можно даже на кухне, а вот написать достойную страницу в истории так вряд ли получится. Леликово интересно своей историей, и отказаться от неё – значит прослыть современными манкуртами. Страшно думать, что нечто подобное произойдёт и здесь, что верх возьмёт историческое беспамятство.

Не стоит село без праведника

Прихожане Свято-Димитриевской церкви всегда покидали свой храм с ликующим сердцем, с наполненной светом душой и с надеждой, что все святые, которым они молились, будут молиться за них пред престолом Божиим. Так неужели в решающий час они оставят святые стены и возьмутся за новострой, в котором не будет места памяти прошлого? Нет, хочется  верить, что  мудрые леликовцы пойдут по пути благоразумия и найдётся среди них тот самый праведник, который поможет идти дорогой  созидания, а не разрушения.

Анна КАЗАКОВА.