Чт, 25 июля 2024
Прогноз погоды

Имя дивинской художницы всегда было овеяно непониманием

20/04/2015 Социум Творчество

Эту непохожую на других женщину я помню с детства. На улице встречала в необычных нарядах, её изображение узнавала на страницах газет и журналов. Публикации о жизни и творчестве Веры Усенко аккуратно красовались на полках сельской библиотеки. На фото - она, на снимках - удивительно проникновенные лица людей, тёплые пейзажи родного Дивина.
Кто же эта загадочная художница с чертами актрисы? Почему её имя зачастую овеяно непониманием? Это я и решила узнать. Попросила Веру Усенко о встрече. И наше знакомство состоялось.
Друзья, написанные гримом
Если ты, уважаемый читатель, на минуту закроешь глаза и попытаешься вообразить квартиру художника, то, наверное, догадаешься, что увидела я в творческой обители Веры Антоновны. Со стен, в рамках и без них, на меня с задором и интересом, удивлённо и пронзительно смотрело множество глаз необычайной глубины. Большую часть работ Веры Антоновны составляют портреты. Но это не просто лица, написанные анфас, а судьбы, такие разные и непростые.
- Это копия портрета хирурга Владимира Барановского, он моего отца спас, - показывает Вера Антоновна на изображение мужчины с благородным лицом, -  продолжает она. - Датчанин, подруга из Пинска, художник-модельер из Ленинграда, брестчанка Лариса Быцко, Надежда Жук из Кобрина, Ольга Лобачевская из Минска, Николай Кожух, вот моя невестка, сыновья, внуки Марик, Максим и Илья.  А это меня рисовал Владимир Стельмашонок - народный художник Беларуси.
Как оказалось, у Веры Антоновны аллергия на художественные краски. Но так как этой женщине свойственно находить выход из любой сложившейся ситуации, портреты стала рисовать гримом. Правда, природу гримом не нарисуешь, поэтому пейзажи она теперь не изображает. А вот для портретов грим подходит превосходно. Именно он, по словам художницы, помогает выразить глубину глаз. Вот только беда, что самые необходимые цвета закончились. Белый заменила краска для обуви. “Она воняет, но я одеваю маску, надо же, чтобы глаза сверкали”, - говорит Вера Антоновна, а я с тихой грустью рассматриваю остатки грима, бережно разложенные на табуретке коробочки и тюбики…
- А рисуете кисточками? - интересуюсь я.
- Не только! - загадочно улыбается она. - Ещё спичками, ватой, пальцами - чем придётся.
Я рассматриваю квартиру художницы. Вот картина на огромном сукне (ткань выдавали мужу-офицеру на шинель), а вот на простыне масляными красками ещё один шедевр. А это фантазия художницы побывала в старинном Китае и родилась в красках. Средь множества лиц - автопортрет юной Веры, дивной красавицы в воздушной шляпке и сине-голубом наряде.
На столе компьютер, на экране - «Одноклассники». Вера Антоновна решила нарисовать портреты друзей из её странички на сайте. Мы принялись сравнивать их фотографии с нарисованным, и я не переставала удивляться, насколько глубже внешнего проникает творческая рука автора.
Сергей Филатов, Виктор Бандерук, Галина Мусохранова, Ирина Смирнова, Алла Микитюк, Баходир Курбанов, Тофик Агаев, Елена Савчук, Татьяна Гуриш… Всем нашлось место в творческой мастерской Веры Усенко.
«Точка опоры» ищет опоры
«Посмотри», - протягивает Вера Антоновна мне книгу, и я беру в руки написанную ею автобиографическую летопись жизни и творчества. В начале издания авторитетные рецензии, текст сопровождается иллюстрациями автора, в завершении фотоиллюстрации. Это единственный экземпляр «Точки опоры», который увидел свет. Совсем малость оставалась, чтобы книга множеством тиражей разлетелась к друзьям и знакомым Веры Антоновны. Теперь их разделяет несколько миллионов, которые бессребреной художнице на свою пенсию накопить сложно. За всю жизнь Вера Усенко не продала ни одной своей работы. Она их просто дарила, искренне и от всей души.
«…И только у Бога просила терпения»
Мы листаем книгу. Читаю: «На задворках села маленькая беленькая под соломенной крышей хатка с крошечными окошками, с садиком и огородом. Вокруг соседские сараи, огороды, всё утопает в зелени, а напротив хатки колосистая рожь. И живёт в той крохотной хатке большая семья бедняков Антона и Доминики Шульгаевичей».
В этой семье и родилась двойня - Верочка и Николай (так его собирались окрестить). Не прожив больше месяца, братишка умер. Родители с утра до вечера работали, оставляя девочку на старших братьев и сестру, а те бросали малышку на завалинке. Так и росла. Непогода - а она плачет забытая да мокнет под дождём.
До пяти лет Вера здоровая росла, а потом так простудилась, что слегла, стал тазобедренный сустав разлагаться. Пять лет девочка была прикована к постели. Вынесут её на солнышко, а она лежит да звуки природы слушает.
А потом ей Господь привиделся и сказал, что она будет ходить. И она встала на ноги. Неуверенно... Пока лежала, нога неправильно срослась, девочка хромать стала. В школу на костылях ходила, а дети дразнили, калекой обзывали, камнями со дворов швыряли. Взрослые смотрели с жалостью.
В 18 лет неудачная операция. Походка у девушки стала ещё хуже. Чтобы исправить это, пришлось ждать ещё два года. Вторая операция прошла успешно.
Жизнь художницы никогда не была лёгкой. Доказательством - страницы её книги. С будущим мужем Вера познакомилась в Ленинграде. Красавец блондин с голубыми глазами, моряк - он носил её, в прямом смысле, на руках. Прожили год. Её первая любовь (которую она пронесла в сердце всю жизнь) обернулась изменой. Это был не последний брак Веры Усенко, но и это не принесло ей счастья.
До сих пор насмешками в адрес нашей героини отзывается одна из историй её жизни. Той зимой она, мать двоих мальчишек, не жила - выживала. Опущение желудка третьей степени, больная нога, помочь некому. Но неунывающая Вера Усенко принимает решение и, сев на санки, на собаке отправляется в магазин.
- Наша Герда - умница, на саночках меня отвезёт и привезёт, - вспоминает Вера Антоновна. - Я и не подумала, что некоторые из людей решат, что у меня не всё в порядке с головой. И до сих пор эти завистники пересмехаются. Но никто из них не пришёл и не спросил: «Вера, может тебе помочь?»
Удивление вызывает и её синяя мотоколяска. Такого раритетного автомобиля ещё поискать надо. Но именно в нём Усенко чувствует себя увереннее, чем на ногах. «Просто чувствую машину», - говорит она.
- Меня многие обижали, - продолжает рассказчица. - Но они бессильны нанести мне такой урон, чтобы я перестала любить людей. Какие насмешки были! А я не отвечала ничем. Приду домой, поплачу и только у Бога терпения попрошу.
Бессребреная художница жизни
С тех пор как Веру Усенко, самородка  из глубинки, “открыла” Надежда Жук (тогда методист Дома культуры), художницу-самоучку  стали приглашать на выставки в район, область, столицу. Грамоты, дипломы, звание лауреата… Но оказалось, что, помимо рисования, она полна другими дарованиями. И чем дольше я разговаривала с Верой Антоновной, тем больше убеждалась, что знают её многие, но о ней знают мало.
С виду чудная и дивная, она просто не зависит от мнения окружающих. Её точка опоры - Бог, а на душе всегда покой и умиротворение.
Остаётся надеяться и верить, что книга о жизни бессребреной художницы всё же найдёт своего покровителя. И тогда в незамысловатых строчках обыкновенная необыкновенная Вера расскажет людям историю своей непростой, но наполненной смыслом и сутью жизни.
Ирина ЛЕСИК.
Фото автора.

Поделиться в соцсетях:


Кобринский РОЧС приглашает на службу