Место Спасского монастыря в календаре событий Кобринщины XVII века

Кобринский Спасский монастырь.

Каждый день в мире происходят какие-то события. Одни проходят незаметно, другие оставляют свой след в истории, и люди спустя века вспоминают о них. В календаре событий Кобринщины также есть немало памятных дат. Так, в  сентябре 1626 года в Кобрине проходил Церковный собор высшего униатского духовенства Речи Посполитой, местом проведения которого был определен Спасский монастырь.

После  принятия в 1596 году Брестской унии монастырь официально стал униатским. Православные монахи были изгнаны, а в обители разместились базилиане – члены униатского монашеского ордена, созданного при деятельной поддержке католиков-иезуитов для скорейшей латинизации и полонизации униатской церкви и слияния её с католицизмом.  Взаимоотношения католиков и православных были накалены до предела. Духовенство стало искать пути, способные уменьшить противостояние.

В книге «Обитель Спаса Всемилостивого», изданной к 555-летию  Спасского монастыря читаем: «Собор был созван униатским митрополитом Иосифом Рутским и польским королём Сигизмундом III.  Кроме Иосифа Рутского как председателя, на нем присутствовали  архиепископ Полоцкий Антоний, епископы Брестский и Владимирский  Иоаким, Острожский и Луцкий Иеремия, Туровский и Пинский Григорий, Черниговский и Смоленский Лев  Перемышльский и Самборский Афанасий, а также значительное число  лиц низшего клира. Целью собора было примирение православных и греко-католиков Речи Посполитой. Однако неприятие этой идеи православной иерархией и римской курией сделали невозможным проведение собора в русле примирения».

Сизигмунд III, призывавший всё униатское духовенство  и  светских сторонников унии на этот собор, заранее предупреждал, что во избежание предполагаемого на соборе бесчинства по отношению к участникам собрания он, король, своим особым письмом направляет специальных особ, которые будут охранять соборян.

Сигизмунд III Ваза, 1610 г.

Опасения были не беспочвенны. Уже более ста лет монастырь находился под патронатом Ягеллонов, и это практически вывело обитель из-под власти православных архиереев. Монастырём управляли назначаемые католическим королём настоятели и светские покровители. Следствием такого «покровительства» стало полное пренебрежение к духовной жизни, притеснение братии, жажда наживы. Сентябрь 1621 года не стал переломным. Благая цель собора не была достигнута, зато было принято решение открыть семинарию для подготовки униатского духовенства. Собор обязал также епископов и протоархимандрита базилиан ежегодно отчитываться перед митрополитом, который, в свою очередь, отчитывался перед Конгрегацией пропаганды веры в Риме.

Православное население Кобринщины противилось унии, всячески стремилось отстаивать свои права и праотеческую веру. Так, 24 октября 1635 года местный помещик Василий Пришихотский  выдал монахам Пинского Купятичского монастыря капитал на устройство в его имении Лепесы православной церкви и монастыря. Желая «черпать воду из источников спасения», верующие потянулись к православному монастырю в Лепесах. Это раздражало униатов, их епископы писали в Польшу жалобы, в которых сообщалось, что мещане оставляют униатские церкви, обращаются со своими требами в православный монастырь в Лепесах, а также устраивают отдельные кладбища для погребения своих усопших. Просуществовал Лепесовский православный монастырь до 1691 года. Сохранилось предание, по которому якобы «в день Пасхи униаты напали на Лепесовскую обитель, выбили запертые двери, выгнали священника и закрыли церковь».

Только после третьего раздела Речи Посполитой (1795 год), когда западные белорусские земли были присоединены к Российской империи, часть униатов вернулась в лоно Православной церкви, но монастыри, в том числе и Кобринский, оставались в руках базилиан. Свидетельств о важном религиозном событии 1621 года к этому времени уже не осталось: даже деревянные постройки, в которых проходил собор, были разобраны (по другой версии – уничтожены случившимся в том же году опустошительным пожаром),  на их месте в конце ХVII века построен двухэтажный каменный корпус,  хорошо знакомый жителям Кобрина.

Жанна ЕЛИЗАРОВА.

По материалам книги “Обитель Спаса Всемилостивого”, Мн., 2020.