Пёс

– А это у нас кто такой? – старушка подняла с земли маленький пищащий грязно-серый комочек, – кажется, я буду звать тебя Бимом.

– Называй, как знаешь, – думал тем временем щенок, свернувшись на груди женщины под теплой курткой. – Только не оставляй меня в этом холоде одного.

А старушка и не думала. Она принесла щенка в свою избу на окраине деревни, отмыла, накормила и напоила теплым молоком. До слез умилялась, глядя, как он, смешно и неумело захлебываясь, ест. Теперь жизнь не казалась ей однообразной и скучной. Она наполнилась смыслом и ответственностью за это крошечное существо. Погрузившись в мысли, она не заметила, как малыш заснул в корзине возле печки.

Бим вырос настоящим красавцем. Гордый и смелый, гроза местных собак, лучший пастух во всей деревне и всеобщий любимец, он всегда оставался предан своей спасительнице. Она же словно помолодела. Гуляла с псом, подолгу играла с ним во дворе, готовила вкусную еду. Бим отвечал благодарностью и не представлял себе другой жизни.  Так прошло 12 лет.

В один из вечеров старушка вынесла Биму еду и виновато потрепала за загривок, извиняясь, что погулять с ним сегодня не сможет. Пес расстроился, но виду не подал, облизал шершавым языком руки хозяйки и ушел к сараю наблюдать за курами.

На следующий день старушка вновь не смогла пойти и даже не осталась рассказать Биму местные новости, пока он ест. От досады он в клочья изорвал висевшую на улице простыню, в попытке привлечь внимание утянул с крыльца веник и галоши. Но ничего не менялось. Хозяйка выносила еду один раз в день, неуклюже гладила пса по голове и снова уходила в избушку.

– Доченька, заберите Бима, сил моих больше нет, – услышал однажды пес обрывок разговора хозяйки с дочерью.

– Ах, вот оно что! – обида и злость пеленой застилали глаза Бима от предательства самого близкого и родного человека. – Я сбегу! Вот она пострадает тогда.

Сколько бегал Бим по фермам, заброшенным домам, лесам, он и сам не помнит. Одичал, не шел к рукам, считая всех людей в мире предателями, пока вдруг не приснился ему родной двор, покосившаяся избушка… И так вдруг защемило сердце, что пес, не дожидаясь утра, со всех лап кинулся домой.

Во дворе все было по-прежнему, словно Бим и не уходил, даже его миска стояла на том же месте. В ожидании утра пес заснул на крыльце.

– Бим! Ты вернулся! – радостно подбежала к нему дочь старушки. – Мама бы так обрадовалась! А… ты же ничего не знаешь. Поехали со мной.

Пес с опаской залез на сиденье машины и стал тревожно осматриваться по сторонам. Ехали знакомой дорогой на ближайшее кладбище, где старушка часто оставляла цветы на могиле мужа.

– Здравствуй, мама. Посмотри, кто к тебе сегодня пришел, – сказала женщина, а Бим обернулся, пытаясь найти глазами хозяйку, и вдруг замер: она смотрела на него с портрета на кресте…

Бим не чувствовал и не слышал, как дочь хозяйки гладила его и говорила про тяжелую болезнь матери, про то, как она из последних сил выходила на дорогу в поисках пса. Он не мог себе простить, что так долго считал ее предательницей, что злился на нее и даже радовался, представляя ее страдания по нему. Собачье сердце не выдержало горьких дум и пес вдруг завыл. Громкий протяжный стон полетел над холодными крестами кладбища…

В новой квартире было неуютно. Пес скучал по лесу, по курам и стадам коров. Но он старался не доставлять хлопот новой хозяйке. Старость настигла его как-то неожиданно, поэтому все чаще он просто лежал у окна, провожая взглядом проезжающие машины.

– Совсем хозяйка меня забыла. Ушла спать, а меня с собой не взяла, – пожаловалась Биму рыжая болонка, которая жила у дочери старушки.

– Не суди ее, пока не поймешь, почему она именно так поступила, – ответил ей пес.

– Я ничего не хочу знать! – продолжила она капризно. – Я обиделась!

– А если позволишь обиде занять твое сердце, то ты можешь упустить что-то очень важное, за что потом себя никогда не простишь, – продолжил Бим.

– Что упустишь, что не увидишь, какая обида? – не унималась болонка.

Бим не ответил. Он опустил голову на лапы, вздохнул и навсегда закрыл отяжелевшие веки: там его уже ждала хозяйка…

Ксения АЛИЗАР.