«Сладкое дело» с горьким финалом


Беспрецедентная по своим масштабам коррупционная схема в промышленной отрасли недавно была вскрыта сотрудниками государственной безопасности Беларуси. Новость о задержании руководителей четырёх сахарных комбинатов шокировала все белорусское общество. В поле зрения правоохранителей попали директор Городейского сахарного комбината Михаил Криштапович, директор Слуцкого сахарорафинадного комбината Николай Прудник, гендиректор сахарного завода в Жабинке Виктор Миронов, директор Скидельского сахарного комбината Дмитрий Егоров и руководитель Белорусской сахарной компании (БСК) Дмитрий Кириллов.

Ситуацию журналистам 4 февраля прояснил Президент Беларуси Александр Лукашенко, рассказав о деятельности этих «горе-дельцов». На телеканале «Беларусь 1» транслировался и документальный фильм-расследование, посвящённый этим событиям, под названием «Сахарная мафия», где в подробностях раскрывается вся картина изощрённых махинаций. Так в чём же «провинились» вышеупомянутые граждане?

По словам начальника отдела Следственного управления КГБ Беларуси Константина Бычека, директор Городейского сахарного комбината Михаил Криштапович предложил представителю российских коммерческих структур Сергею Кононенко и директору «Белорусской сахарной компании» Дмитрию Кириллову организовать в Беларуси бизнес по производству упаковки для сахара. В России была создана фирма-прокладка «Полимир», а в Беларуси – завод-монополист «Евротарекс», занимающийся производством мешков для сахара. Участники группы обеспечили поставки сырья для «Евротарекса» с подконтрольного Кононенко российского предприятия «Полимир» по завышенной стоимости. Вследствие этого затраты «Евротарекса» на производство продукции увеличивались, а также увеличивалась прибыль «Полимира». Осевшие на счетах «Полимира» денежные средства при помощи российских лжепредпринимательских структур обналичивались и делились между тремя участниками преступной схемы в равных долях. Директора оставшихся трех белорусских сахарных заводов также были вовлечены в противоправную деятельность. «Белорусскую сахарную компанию» назвали в сюжете ширмой для коррупционной схемы. Она использовалась для получения личной выгоды.

А ведь сахарной отрасли в Беларуси в последнее время было и без того не сладко. В России появились серьёзные конкуренты нашим предприятиям, а мировые цены на сахар просели. Без комплексной поддержки государства четыре вышеупомянутых завода, которые являются градообразующими и влияют на судьбу своих регионов, неминуемо бы обанкротились. Государственные вливания стабильно подпитывали предприятия, а их директора клятвенно обещали… «не думать о личной выгоде, а работать на благо государства. Но, к сожалению, думали лишь только о собственной наживе.

Как же работала вся схема? Директора четырех белорусских сахарных заводов вступили в преступный сговор с Кононенко и Кирилловым, направленный на систематическое получение взяток за организацию отгрузки белорусского сахара в адрес определенных предварительно согласованных коммерческих структур. За это Кононенко при пособничестве Кириллова передавал им незаконные денежные вознаграждения, взятки в размере от 1 до 2,5 долларов США за каждую тонну отгруженной продукции. Ежегодно суммы взяток исчислялись сотнями тысяч долларов.

Комитетом государственной безопасности тщательно фиксировались все этапы мошеннических действий, начиная от подготовительных мероприятий и заканчивая подсчётом незаконной прибыли и передачи взяток в конвертах. Так силовое ведомство оперативно и чётко в рамках правового поля вскрыло всю коррупционную схему.

Пикантности этой криминальной истории добавляет тот факт, что, по сообщению сотрудников КГБ, «крышевал» чётко отработанную преступную схему бывший заместитель начальника ГУБОПиК МВД Республики Беларусь – яростный борец с коррупцией и уголовными авторитетами Владимир Тихиня. Он сообщал участникам преступной группы сведения о проводимых в отношении их другими силовыми структурами оперативно-розыскных мероприятий, давал советы по соблюдению мер конспирации, зачистки следов противоправной деятельности. Он гарантировал прекращение в отношении участников коррупционной схемы проверочных мероприятий, за что исправно получал взятки. Два месяца назад он ушел в отставку. Видимо, почувствовал, что дело запахло «жареным». Именно Владимира Тихиню первым по сахарному делу и задержали сотрудники КГБ. Потерявшие страх и совесть горе-дельцы наивно полагали, что в нашем государстве их махинации в стратегической отрасли останутся без внимания и тайное не будет явным. Надеялись на сладкую, безбедную жизнь где-то в Западной Европе или на берегу океана, а получили проблемы с законом и всеобщее порицание. Беспристрастное и объективное расследование по возбуждённому уголовному делу Комитетом государственной безопасности Республики Беларусь продолжается. Все точки над «i» расставит суд. Максимальный срок, который грозит фигурантам дела, – до 15 лет лишения свободы.
Виктор ПЕТРОВ.