Единый день голосования
Ср, 21 февраля 2024
Прогноз погоды

Геноцид белорусского народа. Архивы помнят всё. Часть 5-я

25/11/2022 Год исторической памяти

Восстановление разрушенного в годы Великой Отечественной войны хозяйства, а затем и строительство колхозов, начало которого выпало в Западной Белоруссии на первые послевоенные годы,  проходило  в сложных условиях.  Согласно документам архива КГБ,  украинские националисты не прекращали своих бандитских действий на территории Кобринского, Антопольского, Дивинского районов (сегодня – часть Кобринщины).

Террор под лозунгом «За Самостийну Соборну Украинску державу»

Бандитские формирования украинских националистов, так называемые бульбовцы из УПА (Украинская повстанческая армия), одетые зачастую в красноармейскую форму с погонами и знаками различия, вооруженные автоматами, пулеметами, гранатами и винтовками, систематически нападали на деревни, сельсоветы, убивали и избивали советских партийных работников, терроризировали сельских активистов и население, сжигали дома, взрывали мосты, разрушали линии связи, многократно осуществляли нападения на охрану Днепро-Бугского канала. Перед ними была поставлена задача борьбы с советской властью путем массового террора, направленного в первую очередь против её представителей. Но от бандитских набегов и подрывной деятельности страдали многие населённые пункты в нашей местности, кровавыми жертвами становились целые семьи, включая детей и стариков. 

Практически ежемесячно на протяжении всего 1945 года от Совнаркома БССР поступали в районы распоряжения о проведении систематических действий, направленных на борьбу с украинскими контрреволюционными националистическими подпольными формированиями и бандгруппами.  В свою очередь в столицу не переставали поступать спецсообщения о непрекращающихся бандитских выступлениях и террористических актах в ряде населённых пунктов современной Кобринщины. Так, тревожным сигналом стало отправленное 1 октября 1945 года донесение секретаря Брестского обкома КП(б)Б М.Н. Тупицына секретарю ЦК КП(б)Б П.К. Пономаренко о том, что в начале сентября в районе Доропеевичских, Борисовских и Ягвиновских лесов Дивинского района появилась новая бандгруппа численностью 70-100 человек, возглавляемая командиром сотни по прозвищу Кобзарь. Банда пришла с территории Украинской ССР с целью террора в отношении партийно-советского актива и срыва проводимых мероприятий по хлебозаготовкам. Уже 9 сентября 1945 года в деревне Большие Болота Кобринского района бандитами были убиты две семьи - Емельяна Бойко, состоящая из 4 человек, и Михаила Кислюка, в составе которой было 6 человек. В январе 1946 года был зверски убит боец истребительного батальона, житель деревни Повитье Дивинского района Архип Бриштен.

Кровь людская лилась, как вода

В спецдонесении секретаря Дивинского райкома КП(б)Б Я.У. Индюкова секретарю Брестского обкома КП(б)Б М.Н. Тупицыну находим информацию о регулярных нападениях бандформирований на сельсоветы района. Так, в ночь с 24 на 25 апреля 1946 года в районе было совершено бандитское нападение банды Ермака на два сельских совета. В Чемерском сельсовете выстрелами  из автомата через дверь был убит находившийся на дежурстве активист Николай Шульгаевич, на которого бульбовцы охотились больше года ( в марте 1945 года бандой был разграблен его сарай с живностью, в июне сожжен дом со всеми надворными постройками). 

В ту же ночь с 24 на 25 апреля нападению банды подверглись и леликовские активисты. Выходки бульбовцев поражают цинизмом и жестокостью. Заместителя председателя Леликовского сельского совета Ивана Шепетюка бандитская пуля настигла в постели. Сильно простуженный, с высокой температурой активист не смог оказать врагам никакого сопротивления. Был застрелен на глазах  у жены и детей.

Вторая группа бандитов напала на квартиру председателя Леликовского сельского совета Николая Капузы, которому удалось вместе с женой убежать от зверской расправы через окно и скрыться. Все вещи Капузы были забраны бандитами, а дом побит пулями при стрельбе.

Третья группа бандитов напала на магазин Леликовского сельпо и вынесла находившиеся там товары (сахар, соль, спички и др.), а заготовленные для госпоставок яйца и все документы уничтожила.

С 25 на 26 апреля та же банда появилась в деревне Клетыще Осовского сельсовета, где сам главарь Ермак читал в отдельных домах печатные листовки и призывал граждан выдавать местных активистов. Банда из всех населённых пунктов ушла безнаказанно, так как её было некому: на весь район имелась только одна неполная рота воинской части.

Внушение словом и пулей

 Со временем противостояние приобретало всё более ярко выраженный политический характер. Так, отдельные крестьяне Дивинского района неоднократно сигнализировали в райотдел МВД о том, что на ночь с 30 на 31 августа белорусские и украинские националисты (так называемая в этот период среди местных жителей банда УПА, они же «бандеровцы», «бульбовцы», «бульбаши») планируют праздничные гуляния по случаю очередной годовщины взятия петлюровцами в годы Гражданской войны Киева. Сельчане опасались, что по этому поводу бандиты будут предпринимать новые вооружённые нападения. Но ключевым моментом «праздника» стала идеологическая атака. В ту ночь в Дивине и Повитье на телефонных столбах, стенах зданий, было расклеено и разбросано около 100 листовок, проповедовавших украинско-националистическую политику, содержавших критику партийного аппарата и правительства, а также призывы к саботажу инициируемых советским государством мероприятий. Некоторые были написаны от руки разноцветными карандашами, другие отпечатаны на машинке на добротной бумаге.

Не обошлось и без кровопролития. В ночь с 1 на 2 сентября  в деревне Борисовка были убиты 60-летняя Мария Сергиевич и её 25-летняя дочь Пелагея Турчук, которая была активным агитатором по выборам в Верховный Совет СССР и на своем участке проводила среди избирателей большую работу по разъяснению положения о выборах и конституции.

Октябрь 1946 года принёс новые жертвы. Так, в ночь с 30 сентября на 1 октября на окраине Дивина бандитами был замучен бывший секретарь Чемерского сельского совета Михаил Логвинович. Незадолго до нападения у Логвиновича были сожжены все постройки и скот. В день гибели Михаил допоздна задержался на машинно-тракторной станции на плотницких работах.

Домой к жене вернулся около 23 часов. Едва переступил порог, как в дом вломились 3 вооруженных бандита и потребовали у хозяина овцу. Когда супруга, не дождавшись мужа, вышла во двор, то нашла его в сарае задушенным.

Не менее жуткое злодеяние зафиксировано в деревне Гайковка Хидринского сельсовета летом 1947 года.  Оно было совершено около часа ночи 18 июля в помещении, где до этого проводилось собрание крестьян по хлебозаготовкам. В помещении находились прокурор Кобринского района Луковкин, председатель райсовета Осоавиахима Героев, председатель Хидринского сельсовета Аржанович и два жителя деревни из числа местных депутатов. Очередью из автомата через окно Аржановичу было нанесено тяжелое ранение в голову, был выбит правый глаз, зубы в верхней челюсти и задет мозг. Сразу же после автоматной очереди через окно в помещение прилетела граната, тремя осколками которой были ранены райпрокурор и один из депутатов.  Другая граната была брошена бандитами на улице у двери дома. Выбежавший на крыльцо председатель райсовета Осоавиахима заметил 4 человек, но задержать их не удалось.

Проводники чуждой государству идеологии

В итоговом отчёте МВД БССР «Об агентурно-оперативной деятельности по ликвидации антисоветского националистического подполья, его банд и прочего контрреволюционного элемента», датированном августом  1947 года,  читаем следующее: «На территориях областей, граничащих с Украиной, резко активизировалась  враждебная деятельность украинских националистических формирований УПА, действующих группами по 100 –150 человек, которые базируются в лесных массивах Ровенской и Волынской областей УССР и периодически совершают набеги на смежные районы Белоруссии. В период немецкой оккупации на территории Брестской и Пинской областей украинские националисты создали ряд подпольных организаций ОУН, имеющих свои террористические формирования. К таким формированиям ОУН относятся Брестский окружной провод, зашифрованный под №100 («Кричевский»), возглавляемый неким Зиновием Савчуком по кличке Шварц. Этот провод объединял три надрайонных провода - Брестский, Пинский, Кобринский, в которые входило 14 районных проводов, распространявших свою подрывную деятельность на Малоритский, Жабинковский, Коссовский, Дивинский, Кобринский, Березовский и Антопольский районы Брестской области; Пинский, Логишинский, Жабчицкий, Дрогичинский и Ивановский районы Пинской области. Организации ОУН и их террористическо-бандитские группы действовали в соответствии с программой ОУН, которая ставила следующие цели:

а) создание самостоятельного украинского буржуазного государства;

б) возвращение капиталистической частной собственности как экономической основы будущего украинского государства;

в) установление фашистской диктатуры как основы политического строя;

г) провозглашение принципа «сотрудничества классов» при руководящей роли буржуазии;

д) непримиримая борьба с советской властью путем уничтожения её представителей;

е) подготовка сил и вооружения для свержения советской власти».

Завершается документ огромным, в почти 400 строк, отчётом о бандитских проявлениях ОУНовцев, которые удалось пресечь. За ними – сотни погибших как с одной, так и с другой стороны.

Жанна ЕЛИЗАРОВА

По документам и материалам «ОУН-УПА в Беларуси 1939-1953 гг.» Департамента по архивам и делопроизводству Министерства юстиции Республики Беларусь, Национального архива Республики Беларусь, Государственного архива Брестской области, Центрального архива Комитета государственной безопасности Республики Беларусь

Поделиться в соцсетях:


Единый день голосования

Центральная избирательная комиссия Республики Беларусь

Кобринский РОЧС приглашает на службу