Есть у жизни свой смысл

-Прожить с мое и не споткнуться о камень, не утереть слезу, не пожалеть о своей горькой доле? Да разве такое возможно?! – удивляется Мария Николаевна. – Но ведь это не значит, что нужно сесть и горевать. Даже когда было, казалось, совсем невмоготу, и то не теряла веры и надежды. Самое страшное – это война…

Родилась Мария Николаевна в 1921 году в простой крестьянской семье в деревне Залески тогда еще Онисковичского сельсовета.

– Нас в семье было 7 детей. Мы с сестрой-двойняшкой Прасковьей самые старшие, поэтому основной груз работы ложился на наши плечи. С ранних лет узнала цену куска хлеба, – рассказывает собеседница. – Земля у нас была неплодородная, чтобы что-то выросло, приходилось круглый год на ней трудиться. Нанималась в пастушки к людям побогаче, чтобы для семьи мешок зерна заработать.

Как признается собеседница, только потом она осознала, что значит работать на своей земле и для себя, и каково это – быть рабом на чужбине.

В немецкое рабство Мария попала в годы войны, разделив с тысячами молодых людей из бывшего СССР и стран, оказавшихся под агрессией фашизма, горькую участь узников.

– Везли в Германию в товарном поезде, без воды и еды, как скот, – вспоминает женщина. – Потом распределили по группам: кто попал работать в немецкие семьи, кто на заводы или фабрики.

Условия труда на льнозаводе, где оказалась Мария Николаевна, были тяжелыми.

– Мне еще повезло – я работала на упаковке готовой продукции, там немного полегче было. Жили в бараках – никаких бытовых условий. Запомнилось на всю жизнь чувство голода, которое постоянно меня преследовало. Встаешь утром с этим чувством, притупишь его немного похлебкой, непонятно из чего приготовленной, и на работу. На заводе семена льна ели, который приходил на переработку. Вечером та же картина… Хочешь побыстрее уснуть, чтобы ничего не чувствовать. В свои 18 лет я весила 37 кг – кожа да кости. Приходилось как-то выживать. И так 2,5 года.

Когда войска Красной армии вступили на территорию Германии, немцы начали взрывать свои предприятия, а узников, которые на них работали, вывозили за территорию и расстреливали. За рабочих льнозавода вступились местные жители, не давшие учинить кровавую расправу.

– У немцев не было много времени на раздумье. Чувствуя рядом опасность, они старались спасти себя, свои семьи и имущество. А тут подоспели союзные войска. И мы остались живы, – вспоминает собеседница.

Через некоторое время после освобождения Мария вернулась на родину:

– Семья большая, жить как-то надо, родителям тяжело. Я и подалась вскоре на заработки. Украина, Карелия… Больше на стройках работала – кирпичи таскала.

Потом судьба забросила девушку на Крайний Север – в Магаданскую область:

– Там работал мой брат Николай. Так и осталась я на долгие годы в холодных краях, хоть и тянуло всю жизнь на родину. Вышла замуж за парня из Поволжья Виктора – он работал трактористом. Родились дочь Елена и сын Виктор. Копили отпуск, чтобы раз в три года всей семьей приехать на Кобринщину.

В 1994 году, когда поселок, где жила семья Булгачевых, был реорганизован, они вернулись навсегда в Беларусь:

– Позже купили в Петьках дом, так здесь и живем с дочкой. Муж умер, а сын в Магадане остался. Я быстро вошла в свою колею – все такое близкое, родное.

– А мне непривычно поначалу здесь было, – вступает в разговор дочь Елена. – Климат, природа, люди… Там у нас скалы. Ни земли, ни огородов. Сейчас нравится и картошку выращивать, и другие овощи. Знаю, где, когда и что посадить. Мама меня уже взрослую всему учила, показывала, советы давала. Тепло здесь у вас, зимы практически никакой, не сравнить, как на Севере, – до минус 50 градусов. А вот по ярким краскам природы, на которые так богат Крайний Север, немного скучаю.

Сейчас возраст и здоровье не позволяют Марии Николаевне заниматься огородами, да и крючком вязать, что очень любила женщина, пальцам стало тяжело.

– Слава Богу, зрение у меня хорошее. Люблю читать – и детективы, и фантастику. В юности на это не было времени. Чтение заставляет работать мозг. А пока жив, хочется быть при своем уме и памяти. У меня 2 внука и 4 правнука – все мужчины. С ними тоже нужно уметь разговор поддержать, – замечает Мария Николаевна.

Елена БАКУН
Фото: Елена БАКУН