Как в Беларуси будут справляться с последствиями строительства забора в Беловежской пуще

В июне этого года в Польше завершилось строительство забора на границе с Беларусью. Однако соседняя страна не учла, что заграждение проходит по территории объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО – Беловежской пуще. Сотрудничество между двумя странами было нарушено, а закон по строительству забора отменил все природоохранные, водные, консультативные и строительные акты. По мнению специалистов, такой подход недопустим для природного комплекса, являющегося последним в Европе крупным массивом первобытного леса. Сейчас белорусские ученые исследуют последствия для биоразнообразия Беловежской пущи, а также ищут способы возможной их минимизации для окружающей среды. О том, какие проводятся наблюдения и что еще предстоит сделать, рассказал корреспонденту БЕЛТА кандидат биологических наук, директор Института экспериментальной ботаники имени В.Ф.Купревича НАН Беларуси Дмитрий Груммо.

Как проводится мониторинг ситуации в приграничных с Беловежской пущей зонах

Строительство забора началось с установления Польшей временного заграждения из колючей проволоки, и только после этого страна приступила к возведению конструкций из металла. На данный момент на протяженности 55,9 км (из 399 км общей границы) польской стороной установлена прочная пограничная стена с Беловежской пущей. В связи с этим в июле – августе 2022 года белорусские ученые начали проводить работы по оценке влияния заградительного сооружения на биологическое разнообразие и природные экосистемы национального парка.

“Поскольку сейчас начинается большой эксперимент, нам нужно было зафиксировать возможные последствия строительства этого забора и спрогнозировать, к чему это может привести. Наши исследования проходили на приграничных территориях Беловежской пущи на протяженности 55,9 км. Во время изучения обстановки мы использовали наземные возможности и данные дистанционного зондирования. Кроме этого, у нас был собран большой материал по Беловежской пуще с белорусской стороны, а также в нашем распоряжении оказался совместный массив исследований с Польшей. Эти исследования проводились во времена, когда мы еще сотрудничали. Особенно в этих материалах много ценных данных по части животного мира”, – отметил специалист.

Попытки решить конфликт на международном уровне

По словам ученого, на белорусской стороне в 1982 году также было построено заграждение из колючей проволоки. Однако проведенные в 2008-2012 годах совместные с польскими коллегами из Института млекопитающих Польской академии наук телеметрические исследования показали, что белорусская инженерная система не является значимым препятствием для перемещения крупных хищников (волков, рысей, лисиц, барсуков) между белорусской и польской сторонами Беловежской пущи. Также заграждение не препятствовало миграции косуль и кабанов, но существовали некоторые ограничения для перемещения оленей, лосей и зубров.

“В те времена между нашими странами было полное взаимопонимание. Изначально даже планировалось снести забор в Беловежской пуще и сделать это единым комплексом. Однако, когда началось строительство новых ограждений, правительство Польши само приостановило действие всех своих законодательных актов. Мнение польских ученых вряд ли учитывалось, поскольку с их стороны тоже был ряд замечаний. Мы же работали по всем каналам: связывались с ЮНЕСКО, отправляли множество обращений в Польшу, Минприроды также задействовало свои связи. Однако по большому счету международное сообщество никак не отреагировало на наши обращения и лишь скромно промолчало”, – рассказал Дмитрий Груммо.

В чем опасность сооружения

Благодаря многовековой природоохранной политике Беловежская пуща сохранилась в своем естественном состоянии до наших дней. Ее уникальность и исключительное природоохранное значение заключается в масштабах старовозрастных лесов, где протекают естественные природные процессы. Большая и целостная лесная территория поддерживает полные пищевые цепи, включая жизнеспособные популяции крупных копытных и хищников. Как отмечает специалист, построенный польской стороной забор сейчас является настоящим железным занавесом и причиной снижения генетического разнообразия.

“На всей протяженности белорусско-польской границы построено 24 коридора, а по нашим расчетам должно быть минимум около 60 только в Беловежской пуще. Будет ли польская сторона принимать решение об открытии дополнительных коридоров – непонятно. Кроме этого, нужно договориться о совместном сквозном коридоре, потому что, если он будет открыт только с одной стороны, то животное просто окажется между двумя заборами и, вероятно, погибнет. В этой ситуации ощутимое обеднение генофонда будут испытывать обе стороны”, – добавил ученый.

Если раньше забор был невысокий и разделял популяции только крупных млекопитающих, то сейчас идет разделение рыси и волка.

“Польская сторона сделала 140 тыс. переходов для мелких млекопитающих, но их ширина всего лишь 10 см, так что практически ни одно мелкое млекопитающее не сможет там пройти. К тому же, листва постоянно будет забивать эти проходы, так что можно сделать вывод, что принятые меры будут малоэффективны. Помимо прочего, смущает и тот факт, что на некоторых участках пойм рек, построенный забор фактически может работать как плотина, а это – угроза подтопления”, – подчеркнул Дмитрий Груммо.

Специалист рассказал, что помимо очевидных опасений за животных, милитаризация приграничного региона, развитие инфраструктуры, увеличение движения людей и транспортных средств подвергает лес еще и вторжению чужеродных растений.

“Расселению чужеродных видов обычно способствует фрагментация лесных комплексов и путей миграции растений, животных и людей. В результате этого лес становится не эталонным. И все это происходит из-за строительных работ по возведению заградительного сооружения вдоль государственной границы”, – заявил директор Института экспериментальной ботаники имени В.Ф.Купревича НАН Беларуси.

Что нужно сделать для минимизации последствий от строительства забора

Как отмечает Дмитрий Груммо, чтобы лучше разобраться в вопросах последствий металлического сооружения для экосистемы, белорусские ученые заинтересованы в проведении полноценного совместного исследования с польскими коллегами. По его мнению, специалистам необходимо обменяться научными материалами и выработать общие решения.

“Сейчас наша основная задача – это проведение постоянного мониторинга зоны вдоль забора. При этом важно использовать наземные и дистанционные методы, а также оперативно реагировать на все несчастные случаи. Кроме этого, надо заняться разработкой планов по управлению наиболее пострадавшими видами (зубры, рыси и волки). С учетом того, что их изоляция вызвана забором, важно предусмотреть мероприятия по их генетическому обмену, например, принудительное перемещение особей – их отлов и перевод. Однако для этого нужно взаимное трансграничное сотрудничество”, – пояснил ученый.

Также он добавил, что важно размещать кормушки, которые будут отводить животных подальше от границы, косить и улучшать летние пастбища. Специалист еще раз обратил внимание на создание и открытие миграционных коридоров с польской и белорусской стороны. По его мнению, этот регламент обязательно должен быть согласован.

“На данный момент реализации всех этих мер будет более, чем достаточно. Однако остается открытым вопрос доведения этой проблемы до мировой общественности. Беловежская пуща – один из уникальных объектов мира и Европы. Важно, чтобы люди осознавали свою причастность и понимали, что на наших глазах возводится Берлинская стена, только в природе”, – подытожил он.

БЕЛТА.