Не дать повториться фашизму

Ивана Кирилюка война застала на хуторе вблизи деревни Липники тогда ещё Антопольского района, где 15-летний мальчишка жил вместе с родителями и братом. Семья дружно работала на земле, но, как и сотни других семей, была втянута в военную эпопею.

Вскоре после освобождения Кобрина от немцев Ивана призвали в армию. Когда состоялся призыв, бои шли уже на территории Польши, но необстрелянных юнцов туда не послали. Для ребят, которые никогда не держали в руках оружия, кобринский военкомат провёл всеобуч, после чего вчерашние мальчишки отправились в Рязанскую область, где дислоцировался 15-й учебный стрелковый полк. Через теоретические занятия, учения, стрельбы бойцы овладели простейшими навыками ведения боя, и, хотя Красная армия уже приближалась к логову фашизма, новобранцев серьёзно готовили для участия в боевых действиях. С Рязанщины бойцов в вагонах-теплушках перебросили в Восточную Пруссию, в район Кёнигсберга. Город Инстербург (сегодня Черняховск) встретил красноармейцев разбитыми домами и развороченными мостовыми. За каждым углом подстерегала опасность: отступая, немецкие войска повсюду оставляли «сюрпризы» в виде мин. Рядовой Иван Кирилюк, стрелок 652-го отдельного сапёрного батальона, занимался их разминированием. «Работа очень тонкая, ювелирная, – вспоминает ветеран. – Одно неправильное движение – и нет человека». И таких случаев, когда на взорвавшихся минах погибали люди, было немало.

По мере того, как передовые войска Красной армии приближались к Берлину, 652-й сапёрный тоже прошёл по части территории Польши и вступил на немецкие земли, прикрывая тыл, который на вражеских территориях выглядел как второй фронт. В поверженный Берлин во-шли 13 мая, когда над рейхстагом уже реяло красное знамя. И хотя акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии был подписан 8 мая, война не была закончена. «Мы контролировали освобождённые территории в Германии, следили за порядком, восстанавливали разрушенные объекты в городе Трептов неподалёку от Щецина», – вспоминает ветеран, трепетно хранящий в числе прочих наград медаль «За победу над Германией».

Тяжёлые физические нагрузки, нервное напряжение, непривычно влажный климат скоро дали о себе знать: начались проблемы со здо-ровьем, и Иван чуть не потерял зрение. По решению командования рядовой Кирилюк был отправлен в эвакогоспиталь №3823, размещавшийся тогда в городе Кёзлин неподалёку от Щецина. Военные медики быстро поставили солдата на ноги, но, опасаясь рецидива, выписывать из госпиталя не торопились. В течение года он находился под медицинским присмотром и служил при госпитале санитаром. Даже через год после войны больничные койки не пустовали, их заполняли бойцы со старыми ранами или новыми, полученными после победы. «Руины тоже стреляют», – об этом Иван Павлович знает не понаслышке. Не раз присутствовал при операциях, видел, как мастерски извлекает осколки и зашивает раны военный хирург Протасевич – прошедшая всю войну женщина-врач. Подружился с начальником материальной части капитаном Драхлером и его семьёй, по поручению которого готовил для операционной перевязочный материал, вываривая в огромном баке окровавленные бинты и отбеливая их до тех пор, пока они не становились белоснежными. Случалось, помогал проводить вскрытия и многократно убеждался, насколько хрупкой и беззащитной оказывается человеческая жизнь перед лицом смерти.

Демобилизовавшись в 1951 году, вернулся в родные Липники, устроился на шлюз №6 Днепровско-Бугского канала, где 37 лет проработал судопропускником. Ивана Кирилюка знали в округе как хорошего плотника и обращались за помощью в строительстве жилья. Его руками было построено в районе более 30 домов, сложены десятки печей, изготовлены сотни дверей и окон. «Нужно строить, а не разрушать, – говорит Иван Павлович своим детям (а у него 2 детей, 6 внуков, 11 правнуков) и завершает: – Фашизм – это страшное зло, которое не должно повториться».

Жанна ЕЛИЗАРОВА
Фото: Жанна ЕЛИЗАРОВА и из архива Ивана Кирилюка