Неделя перед Богоявлением

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!

ТРИДЦАТЬ лет сошедший на землю Сын Божий оставался в безвестности. Иисус помогал приемному отцу, праведному Иосифу, в его плотничьем ремесле. Пришедший спасти мир, Христос-Искупитель пилил, строгал, сколачивал доски. Тому надлежало быть, ибо Господу еще не был готов путь.

Слухи о Рождестве Мессии распространялись по Палестине, то затухая, то вновь вспыхивая. Но люди не знали: чего ждать от грядущего к ним Царя царствующих? Как встречать Его? Ответом на этот безмолвный вопрос народа была проповедь святого Иоанна Крестителя у вод Иорданских.

«Гласом вопиющего в пустыне» назвал себя Предтеча Господень. Нет, святой Иоанн именовал пустыней не те жгучие пески, где он готовился к подвигу, одевшись в грубую власяницу, питаясь сушеной саранчой и диким медом. Земной ангел пред лицом Всевышнего – Креститель возвысил голос в пустыне человеческих душ, выветренных грехом, выжженных беззаконием, исковерканных человекоубийцей-диаволом.

И голос святого Иоанна гремел в народе, требуя одного: покайтесь! Омойте тела свои водою, а души – слезами раскаяния и не грешите более, ибо в чистоте должно встречать Пресвятого Владыку. Близко Царствие Небесное! Сам Царь мироздания уже находится среди людей, еще не узнанный ими. Он идет миловать и судить – так готовьтесь к грозной или спасительной встрече!

Святой Иоанн Предтеча был величайшим из праведников Ветхого Завета, однако при Мессии он считал себя недостойным исполнить даже обязанности раба: «Идет за мною Сильнейший меня, у которого я недостоин, наклонившись, развязать ремень обуви Его» (Мк. 1:7). Действительно: что стоит самый великий человек рядом с Богом? Что значит тварь в сравнении с Творцом? Что весит песчинка в океане Премудрости Божией? Только смиряясь перед волей Царя Небесного, как смирился Предтеча Его, – только так человек может стать истинно велик, сделаться Богоподобен. К смирению, к спасительному послушанию воле Всевышнего призывал народ святой Иоанн: «Приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мк. 1:3).

Как мог человек приготовить Богу открытый, Царский путь к своей душе? На такой стезе не должно быть ни крутых холмов, ни скалистых гор; не терпимы ни мрачные пропасти, ни зловонные овраги. Недостойными милостей Царских являлись и те, кто отгораживался от Него самодовольный гордыней; и те, кто пытался спрятаться от Него в грязных ямах порока. Господь требовал для Себя прямых путей.

И какой неожиданностью обернулось крещение Иоанново. Кто первым устремился на зов Господень, возвещенный через Предтечу Его? Отнюдь не знатоки Завета, не служители храма, не духовные вожди народа. Эти «горы» не желали понижаться даже перед Всевышним, самодовольная тварь не хотела смириться даже перед Творцом. На берег Иордана, где звучало слово Крестителя, хлынули толпы простонародья: людей невежественных, живущих в нечистоте, но – сознающих свое непотребство, горячо жаждущих исправления, истосковавшихся по Любви Господней. Эти несчастные грешники, перед которыми забрезжил луч спасения, каялись искренне и слезно. И Вселюбящий Бог выпрямлял в обратившихся к Нему сердцах всякую кривизну; даже тягчайшие грехопадения покрывал Создатель бесконечной благостью Своей. Так в душах рыбаков и солдат, крестьян и мелких чиновников выстилался Царский путь для Спасителя мира. Прощенные, просветленные, умудренные Богом – эти бывшие грешники и невежды составили первые христианские общины, пронесли Евангелие по всей Вселенной, просияли святостью, обрели вечное счастье в Небесном Царствии.

Иудейские законники считали, что проповедь покаяния их не касается. Эти чванливые лицемеры думали, что показное благочестие – это и есть праведность, угодная Богу. Но Всевидящий Господь испытывает сердца, а не внешность. И Духоносный Предтеча Христов вопрошал лжеправедников-фарисеев: «Кто внушил вам бежать от будущего гнева?» (Мф. 3:7). Святой Иоанн именовал их «порождениями ехидны», Сам Господь назвал гордецов «сынами диавола».

Если не любовь к Небесному Отцу, то пусть хотя бы память о смерти поможет нам смириться пред Господом. И когда придет нам в голову тщеславная мысль – пусть отзовется ей стук комьев земли, которые в свое время упадут на наши гробы. Пусть лопаты кладбищенских землекопов, которым предназначено засыпать наши могилы, станут теми спасительными орудиями, которые помогут срыть холмы нашего высокомерия, отгораживающие нас от спасительной Любви Божией.

Так покаянием и смирением уничтожаются «горы и пропасти греха», искажающие человеческие души. Так водою крещения, огнем очищения и Духом Святым бесплодные пустыни людских сердец превращаются в цветущие сады. Так выпрямляется путь, по которому шествует к нам Царь Славы, чтобы ввести нас в вечное Небесное Царствие.

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Никто из людей не достоин даже «развязать ремень обуви» грядущего к нам Сына Божия – но Он благоволит называть нас Своими братьями. Не ради того, чтобы Ему служили, снизошел в мир Спаситель, – Он приходил служить людям, жил для них, умирал за них, воскрес ради них. Неужели жестокие наши шеи не склонятся перед Воплощенной Божественной Любовью, неужели мы не сумеем сохранить верность столь Милосердному Царю?

Как мал кажется земной труд покаяния и доброделания в сравнении с ожидающей нас неиссякаемой Небесной наградой. Так да поспешит каждый в своем сердце уготовать путь Спасителю – да обретет «венец правды, который даст Господь всем, возлюбившим явление Его» (2Тим. 4:8). Аминь.