Медицинские работники Кобринской ЦРБ прикладывают все силы для борьбы с коронавирусной инфекцией

Неврологическое, хирургическое, кардиологическое, терапевтическое отделения, часть реанимации перепрофилированы в «красные зоны».

– А вы привиты? – задает вопрос главная медсестра Кобринской ЦРБ Наталья Левчук на мою просьбу пройти в «красную зону», где лежат пациенты с коронавирусом.
Не услышав ответа, спрашивает:

– Не боитесь?

– Боюсь. Но хочу увидеть все изнутри, – настаиваю я.

Меня тщательно экипируют с ног до головы. Комбинезон, две пары перчаток, респиратор, защитный экран…

– Как в этом можно передвигаться? – пытаюсь я шутить.

– И не только передвигаться – работать: делать уколы, ставить капельницы, подключать кислород, убирать, подавать еду… Врачи, медсестры, младший медперсонал… Все в зоне риска, – говорит Наталья Анатольевна.

Мы идет по отделениям больницы, которые перепрофилированы в «красные зоны», т.е., где лежат пациенты, инфицированные коронавирусом.

По состоянию на 8 октября таких больных 166 человек. Как замечает Наталья Анатольевна, все пациенты – средней и тяжелой степени тяжести. Те, у кого коронавирусная инфекция протекает в легкой форме, лечатся дома. Их наблюдают медицинские работники, которые входят в состав контактных групп. Из общего числа всех пациентов привитых – минимальное количество. Они идут на поправку быстрее. Есть те, кто находится на кислороде, а в реанимации – и подключенные к ИВЛ.

Впрочем, я все вижу своими глазами. В отделении хирургии, которое сейчас работает как хирургическо-терапевтическое отделение (в чистой зоне лежат и терапевтические больные), среди инфицированных многие подключены к кислороду, некоторые лежат на животе.

– При коронавирусе повреждаются нижние отделы легких. В положении лежа на спине грудные мышцы дают возможность вдохнуть небольшой объем воздуха – возникает дыхательная недостаточность. В прон-позиции (лежа на животе) начинают работать более сильные мышцы спины, количество поступаемого в организм кислорода увеличивается, – объясняет врач Игорь Бойко.

Еще более угнетающую на мое сознание картину я увидела в отделении реанимации. Возраст инфицированных коронавирусом пациентов – от детей до лиц преклонного возраста.

Для беседы с корреспондентом в «красной зоне» врачам и медсестрам времени нет. Медсестры исполняют назначения врачей, санитарки делают влажную уборку, отзываются на просьбы пациентов, нуждающихся в помощи.

Ответить на некоторые мои вопросы смог только медперсонал, работающий в эту смену в чистой зоне.

– Не верьте тому, что пишут «профаны» в интернете! Проконсультируйтесь с врачами. Поговорите с теми, кто уже привился, и сделайте свой выбор, – советует врач терапевт Олег Рогачук.

– Посмотрите на нашего молодого врача-интерна Алину Грицук. Она тоже чья-то дочь. Какому риску при контакте с коронавирусными она подвергается. Да, мы привиты, но если привьются и все наши близкие, знакомые близких, эпидемия пойдет на спад. Мы сможем тогда с полной силой оказывать помощь людям с другими заболеваниями, – подключается хирург Николай Журов.

– Когда случилась первая волна коронавируса и не было еще вакцины, среди медперсонала много болело. Переживали, что некому будет лечить. Сейчас такого нет, – говорит Наталья Анатольевна.

Часовое пребывание в «красной зоне» мне показалось вечностью. Оказавшись снова в кабинете у Натальи Левчук, замечаю море цветов. Кто-то из коллег входит опять с охапкой роз и поздравляет Наталью Анатольевну. Только тогда я поняла, что у нее сегодня день рождения.

– Я вас в такой день вырвала в «красную зону», – извиняюсь я.

– Это моя работа. Я каждый день туда хожу, и сего-дня – не исключение.

Улица меня встречает ярким, пусть немного уже по-октябрьски прохладным, но таким ласковым солнцем. Здесь – совсем другая жизнь. И попасть в зону, из которой я вернулась как корреспондент, в другом статусе, не хочу, поэтому завтра пойду сделаю прививку. Это мой выбор. Я хочу жить, видеть это солнце, это небо, эту листву под ногами, своих детей…

Елена БАКУН
Фото автора