Игорь Тур о том, как «Трибуна» становилась желтым изданием и протестной пропагандой.