Ты где, братишка?

История жительницы казахстанского Уральска два года назад произвела фурор не только в Казахстане, но и далеко за его пределами. Ряд передач о женщине, которая родила двух близнецов с разницей в 2,5 месяца, прошел и на ведущих российских каналах. Врачи говорят, что такой случай – один на 50 миллионов. Уникальные роды, по словам российских медиков, объясняются редкой анатомической особенностью матери.

 По статистике, за последние 60 лет по всему миру было чуть более 70 таких случаев. Поэтому и с трудом верится, что подобная история могла произойти рядом с нами. Знакомство с кобринчанином Николаем Денисюком побудило, как говорится, взяться за перо.

Наш герой появился на свет 14 марта 1950 года в Антопольской районной больнице. Мать в сыне души не чаяла, не раз говорила о том, с каким трудом он ей достался.  Знал Николай о семейной трагедии – его старший брат умер вскоре после рождения и был похоронен на сельском кладбище.  Тайна раскрылась спустя много лет. Как-то во время одной из встреч родители сообщили Николаю, что в могиле, за которой семья ухаживала все эти годы, похоронен чужой ребёнок. Тогда же они и поведали ему историю, которая и по сегодняшним меркам кажется невероятной.

***

…Люба рожала тяжело и провела в больнице больше положенного. В подробности никого не посвящала: оно и понятно – роды… В тот сложный момент женщина и сама чувствовала, что что-то идёт не так, но как должно быть, она, впервые оказавшаяся в роддоме, не понимала.  У соседки по палате малыш перестал кричать, а её новорождённый вопил не смолкая. Наверное, был голодный. Но кормить не приносили. Встать самой было нелегко. Адские боли продолжались, всё тело словно в огне горело.

Но вот шум постепенно отдаляется и затихает. Испуганное лицо акушерки, операционная, лязг инструментов… Очнувшись, Люба увидела, как соседка по палате  кормит её малыша. «Мне нужен ребёнок, иначе Он откажется от меня», – услышала женщина.

 «Кто этот Он? Почему откажется?» – не может понять Люба. Реальность с болью и детским плачем вдруг врывается в её сознание. Маленького комочка прикладывают ей к груди. «Ребёнок? Ещё один?». Не понимая, что происходит, Люба  снова проваливается в беспамятство.

***

День выписки отец Николая Александр Афанасьевич помнил отчётливо, не раз рассказывал о нём сыну.  Жена была слаба, ребёнок тоже. «Хорошо, если выживут. Будьте готовы к худшему», – предупредил врач. Затем в повозку положили туго скрученный свёрток. «Похоронить надо», – услышал отец. «Их было двое», – скорбно сказала Люба мужу.

По дороге она рассказала: её тяжёлое состояние было вызвано тем, что  в утробе продолжал оставаться второй плод, который врачи обнаружили не сразу.

Первенец Любы истошно кричал, второй малыш находился на грани жизни и смерти, медики были  напуганы. Рядом билась в истерике соседка по палате, супруга номенклатурного работника: её ребёнок умер вскоре после рождения, и она опасалась, что высокопоставленный муж откажется от неё, узнав, что не смогла родить ему здорового сына. Обезумевшая от горя соседка стала умолять Любу не забирать малыша. В полубреду женщина  согласилась.

***

Муж привёз умирающую жену с ребёнком домой. Не одну бессонную ночь провела рядом с ними бабушка Анна, которую знали как местную знахарку. Молитвы шептала, травами ароматными окуривала и всё-таки вырвала из цепких лап смерти и дочь, и внука. Мальчика назвали Николаем в честь святого угодника. Не посвящённый в тайну своего рождения, он жил более 50 лет. Как заметил наш герой, все эти годы он  чувствовал, что не один в этом мире:

  • У меня всегда было такое чувство, что какая-то часть меня где-то потеряна и её нужно найти.  Мать перед смертью открыла мне истину и слёзно просила, чтобы разыскал брата. Я делал попытки, но безрезультатно: архивы антопольской больницы за 1950 год не сохранились, другой информации нет. Вся надежда на случай: а вдруг…

И в самом деле, а вдруг! Вдруг эти строки сейчас читает тот, кого ищет Николай Александрович, –  человек с похожей внешностью, родившийся в первой половине марта 1950 года в Антопольской районной больнице,  выросший в семье  номенклатурного работника и тоже живущий с чувством, что он не один, что какая-то его часть потеряна и эту потерю нужно найти.

Жанна ЕЛИЗАРОВА.
Фото: Жанна Елизарова.