Жизнь бобров на озере Любань

В этом году март скромный на тепло. Ночью подмораживает, днём иногда кружат редкие снежинки, на озёрах и лесных прудах всё ещё держится лёд. Конечно, ледяной панцирь уже не настолько надёжен, как зимой. На озере Любань первые промоины облюбовали  гоголи, чайки и кряквы, а лебеди-шипуны мирно кормятся по соседству с лебедями-кликунами.

Жизнь тех представителей фауны, которые любят водную стихию, вступает в новую фазу. Наблюдения за некоторыми из них показывают, что по привычкам они напоминают человека. Такой обычный в наше время грызун, как бобр речной или европейский многим известен своей бурной строительной деятельностью, которая преображает облик небольших речек, прудов и мелиоративных каналов, меняет их гидрорежим.

А мне встретился бобр, который любит, говоря современным языком, «пиариться». Во время съёмки передачи «Палешукі» также было уделено внимание  озеру Любань и речке Литково, что впадает в озеро. День в хлопотах пролетел незаметно. Солнце клонилось к горизонту. Возвращаясь со съёмки последнего природного объекта, съёмочная группа и я заметили бобра, который сидел на льду речки Литково. Животное, услышав, как расставляют штативы для телекамер, нырнуло в воду. Но, наверное, после зимы с двадцатиградусными морозами, грызуну хотелось больше простора, и бобр снова вскарабкался на лёд.

Его снимали все. А в это время на асфальтированной дороге с визгом тормозов остановилась легковая машина.  Водитель сначала наблюдал за происходящими съёмками, а потом резко вскрикнул: «А чего бобр не удирает? Может, он бешеный?» Мне пришлось вмешаться и попросить тишины. Всё же дикое животное могло в любой момент снова нырнуть, испугавшись резких звуков.

А тем временем бобр, как ни в чём не бывало, вытаскивал из воды очередную ивовую ветку, ловко обгрызал кору и нырял в речку за новой порцией. Особый интерес вызвал тот факт, когда  он от одного  из прутьев стал откусывать ровные кусочки и складывать рядом с собой. Для такой манипуляции ему не нужна была линейка, каждый кусок прута соответствовал размерам предыдущим.

Насытившись, бобр занялся своим внешним видом. Каждый раз, выныривая, его морда была в буровато-рыжей пене, которая в изобилии покрывала  поверхность промоины. Наверное, пена появилась из-за каких-то примесей в составе воды. Бобр встряхивался, а поскольку его шерсть обильно смазана жироподобным веществом, то  не намокает в воде. Усевшись поудобней на задние лапы, опершись на хвост и приподнявшись, бобр передними конечностями ловко и тщательно расчёсывал шерсть на животе, груди и голове. На мордочке исчезли последние остатки речной пены, и животное стало выглядеть очень симпатично и мило. День заканчивался. Бобр в очередной раз нырнул и уплыл по своим делам.

Юлия ПИВОВАРОВА

Фото автора