15 февраля – День памяти воинов-интернационалистов

Олег ПЛОТНИКОВ: «Казалось, нас хранило Небо…»

Подполковник запаса Олег Плотников в сквере Воинской славы. Фото Дмитрий Белов

Сегодня о войне в Афганистане можно услышать и прочитать разное. Однако мы не будем углубляться в полемику, нужна ли была нашей тогда ещё огромной и единой стране эта война. Потому что у тех, кто был по-настоящему верен присяге, не возникало мысли о том, как избежать командировки в эту жаркую азиатскую страну. Среди тех, кто исполнил свой воинский долг, был и кобринчанин Олег Плотников – ныне подполковник запаса, а в далёком 1985 году – лётчик-штурман вертолёта «Ми-8 МТ», один из многих воздушных рабочих войны, которые несли службу на далёкой афганской земле.

Олег Плотников, весна 1986 года, Герат

Высадка десанта под Кандагаром

Олег Плотников и сослуживец Сергей Комаров (Чагчаран, 1986 год)

Заход на площадку 101-й под Гератом

– Так получилось, что в моём роду в каждом поколении был лётчик –  мой дядя летал бортинженером на Ту-22, пережил авиакатастрофу, в морской авиации служил двоюродный дед, – вспоминает Олег Андреевич. – Наверное, поэтому с детства тянуло небо и меня. С этой мечтой после окончания школы в Донецкой области я приехал в Беларусь, чтобы стать пилотом гражданской авиации, однако опоздал на один день. Опытные люди посоветовали для начала поступить в Гомельский аэроклуб.

После успешного окончания аэроклуба Олег Плотников ушёл служить в воздушно-десантные войска. При очередной попытке поступления  чуть не помешал рост – Олег Андреевич на 2 сантиметра «перерос» верхнюю границу в 185 сантиметров. Формальность удалось преодолеть благодаря личному участию начальника медицинской части, который поверил в целеустремлённого курсанта. В итоге Олег Плотников окончил Саратовское высшее военное авиационное училище лётчиков, после чего в 1983 году был направлен лётчиком-штурманом в Кобрин. Мечта начинала сбываться.

– О том, что придётся лететь в Афганистан, знали все, – вспоминает Олег Андреевич. – 1 декабря 1985 года в качестве лётчика-штурмана в составе сборной эскадрильи наших «Ми-8» и «Ми-24» из Новополоцка приземлился в Шинданде.

А уже через 2 дня началась боевая работа – вертолёты ушли на первую боевую операцию в Кандагар. Гористая местность диктовала свои условия – приходилось зависать на большой высоте, и, чтобы облегчить машины, с них снималось всё, что можно снять, порой вплоть до задних створок. А вот патронов к пулемёту, наоборот, старались брать по максимуму. Возили раненых, грузы, десант осуществляли огневую поддержку, корректировали огонь «грачей» – штурмовиков «Су-25», «охотились» на караваны. Случаи бывали разные…

– Однажды заходим на посадку – мы первыми, за нами ещё одна пара. И тут на нас сверху начинают сыпаться тепловые ловушки, отвлекающие головки самонаведения ПЗРК. Оказалось, вторая пара зафиксировала на земле пуск ракет в нашу сторону, и успела оперативно среагировать. Ракета прошла мимо, сели все. Вопреки распространённому мнению, в такие моменты вся жизнь перед глазами не пролетала – не до того было. Какие воспоминания, когда у тебя, к примеру, полный вертолёт раненых? В голове – только работа. Уже потом, на разборе полётов, приходило осознание, чем всё могло бы закончиться. Вот тогда действительно становилось не по себе…

Уже после возвращения домой Олег Плотников с командиром экипажа подсчитали, что в Афганистане они реально могли погибнуть 12 раз. Однако каждый раз судьба благоволила им.  Так случилось и в ходе сложной операции под Гератом, когда «Ми-8» высаживали десант.

– Операция была разработана в Москве, по плану предписывалось высадить десант на площадку между горами и лететь назад через ущелье, – вспоминает Олег Андреевич. – В самый последний момент замкомэска Олег Ястребков, посоветовавшись с командиром звена Виктором Рязановым и оценив ситуацию, меняет план и принимает решение не соваться в ущелье, а лететь другим путём. Так и поступили. А позже стало известно, что именно в этом ущелье «духи» в ожидании вертолётов создали три укрепрайона – живым из него не должен был выйти никто. И я, парторг-коммунист, понял – есть в небе незримая сила, которая нас хранила.

А ведь действительно – хранила. За 13 месяцев экипаж Олега Плотникова и Владимира Васильева из города Кемерово принял участие в 13 операциях, совершив около 430 боевых вылетов. За всё это время их вертолёт не получил ни одного (!) серьёзного повреждения. Сегодня о событиях тех лет напоминают немногочисленные фотографии и боевые награды, среди которых – орден Красной Звезды. В запас Олег Андреевич ушёл в 2004 году в звании подполковника и в должности командира вертолётной эскадрильи.

Он уверен – сегодня, в век яростных попыток фальсифицировать нашу историю, как никогда важно удержать молодёжь на патриотическом поле, не дать забыть нашу историю. Не только Афганистан, не только Великую Отечественную – но все войны, которые проходили через нашу многострадальную землю. Именно этой цели служит сквер Воинской славы, который напоминает молодёжи об истории Кобрина – города офицеров и авиаторов. О нашей общей истории, забывать которую недопустимо.

Дмитрий БЕЛОВ.