Как развивалась религиозная обстановка на Кобринщине


На основании документов, хранящихся в зональном государственном архиве в г. Кобрине, можно проследить изменение религиозной обстановки в Кобринском районе на протяжении значительного исторического периода, начиная с послевоенных 40-х годов и вплоть до настоящего времени. На территории Кобринщины осуществляли активную деятельность религиозные общины всех направлений христианства: православие, католицизм, протестантизм, а также иных религиозных конфессий.
В послевоенный период руководство страны в ряде своих постановлений проявляло лояльное отношение к деятельности церквей. После победы над Германией было очень важно привлечь верующих для решения задач восстановления. В 1945 году председатель Брестского облисполкома просит председателя Дивинского исполкома рассмотреть вопрос о представлении к правительственной награде священника Повитьевской церкви Мороза Александра Сафроновича за активную помощь партизанам.
В 1946 году в письме Уполномоченного Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Брестской области председателям райисполкомов говорилось, что без разрешения Совета по делам религиозных культов при СНК СССР запрещается закрывать, переоборудовать молитвенные здания, в отдельных случаях разрешается строительство новых молитвенных зданий силами и средствами верующих. Зарегистрированным религиозным обществам можно было даже предусмотреть выделение строительных материалов для ремонта молитвенных зданий, предписывалось не препятствовать им производить церковный колокольный звон. Зарегистрированным религиозным обществам предоставлялись ограниченные права юридического лица и разрешалось открывать текущие счета в Государственном банке, приобретать транспортные средства, производить утварь и предметы религиозного культа, строить и покупать в собственность строения (кроме молитвенных зданий) для нужд органов религиозных культов. Все — с санкции Совета по делам религиозных культов при СНК СССР.
Следуя этой политике, Кобринский горисполком в 1949 году, рассмотрев заявление общины Петро-Павловской церкви в г. Кобрине, разрешил ей строительство церковной сторожки.
Даже несмотря на повсеместную передачу земель колхозам земли церквей оставались в их пользовании. Так, в 1953 году колхозу им. Молотова Тевельского сельсовета был выдан Государственный акт на вечное пользование землей. Однако участок в 1 га под церковь, которая находилась на земле, переданной колхозу, оставался в пользовании церкви.
Однако уже в 40-50-е гг. местные органы власти проводят в отношении религиозных организаций политику постепенного вытеснения последних из жизни общества.
Так, в «типовом договоре», подписанном в 1945 году исполкомом Дивинского Совета депутатов трудящихся с двадцаткой служителей православной Пятницкой церкви м. Дивин, последние обязывались нести полную материальную ответственность за церковное имущество, из своих средств производить оплату всех текущих расходов по содержанию церковного здания (по ремонту, отоплению, страхованию, охране, оплате налогов). За нарушение условий договора служители церкви обязывались нести уголовную ответственность.
В 1948 году производилась перерегистрация всех религиозных обществ (исключая православную церковь), переоформлялись «типовые договоры».
Церковные служители католического вероисповедания выезжали в Польшу, освобождая дома, которые продавались гражданам и переставали быть собственностью церковной организации.
За религиозными организациями протестантского направления христианства надежно закрепилось клеймо «секта». С ними активно боролись и закрывали уже в 40-е годы. Так, в 1949 году, согласно решению Дивинского райисполкома «О закрытии сект евангельских хрестьян в деревнях Сваринь Радостовского с/совета и Леликово Леликовского с/совета» евангельских христиан (баптистов) обвиняют в родстве с лицами, служившими на стороне немецких оккупантов во время Великой Отечественной войны, в подрыве мероприятий сельских Советов и парторганизаций в деле коллективизации, в сокрытии пресвитерами данных о численном составе сект и т.д.
В 60-е гг. ХХ века политика государства в отношении церквей изменяется. Новый этап в жизни общества был связан с Н.С. Хрущевым. В феврале 1956 г. на ХХ съезде КПСС Хрущев определил курс на демократизацию общества, но в то же время в конце 50-х – начале 60-х гг. началась массовая антирелигиозная кампания, в ходе которой повсеместно, в том числе и на Кобринщине, закрывались церкви.
Под предлогом того, что богослужения проводятся только 3 раза в год и их посещает незначительное количество верующих, в 1960 году закрывается православная церковь в д. Андроново. В 1961 году было решено закрыть помещение, используемое общиной евангельских христиан-баптистов в г. Кобрине. Причиной закрытия указывается то, что культовое помещение по ул. Железнодорожной, 23, находится в аварийном состоянии. В 1962 году закрытие костёла в г. Кобрине обосновывается тем, что в костеле с 1948 года отсутствует служитель религиозного культа, который за антисоветскую деятельность арестован.
В 1965 году Брестский облисполком принял решение «Об использовании зданий, ранее занимаемых религиозными культами». На заседании Брестского облисполкома в 1966 году отмечалось: «…необходимо решать вопрос об изменении внешней церковной архитектуры культовых зданий, чтобы они не оставались памятниками религии и не возбуждали религиозных чувств верующих». Действительно, от верующих поступали заявления о возврате закрытых церквей, а некоторые верующие посылали своих ходоков в Москву. Поэтому райисполкомам области предписывалось активизировать проведение мероприятий по сокращению церковной сети и использованию зданий закрытых церквей для социально-культурных и хозяйственных потребностей.
Так, здание собора Александра Невского, построенное еще в 1868 году на могиле русских воинов-героев, павших в Отечественной войне 1812 года, было закрыто в 1960 году. В связи с пожаром от грозового разряда здание собора пришло в негодность. После восстановления решено было использовать его под планетарий. В 1962 году решением райисполкома здание было передано Филиалу государственного архива Брестской области в г. Кобрине (ныне зональный государственный архив в г. Кобрине). Переоборудование собора производилось в течение нескольких лет. Зданию придали вид светского учреждения. Как отмечено в акте приемки в эксплуатацию, утвержденном решением Кобринского горисполкома в 1967 году, за период с марта 1965 г. были разобраны 4 купола, заменена крыша, расширены оконные проемы, сделано межэтажное перекрытие, две двухмаршевые лестницы и др.
В 1964 году здание бывшей Никольской церкви было реализовано Кобринскому райпотребсоюзу за 1058 рублей и использовалось под книжный склад. В 1967 году в д. Дивин за 133 руб. 70 копеек продали гражданину на постройку жилого дома колокольню, которая находилась около закрытой Дивинской церкви.
В г. Кобрине осталась незакрытой одна православная церковь – Свято-Петропавловская на ул. Первомайской. В 1978 г. ей даже было разрешено строительство крестильной комнаты. Кроме нее, в городе действовали одна зарегистрированная церковь ЕХБ по ул. Железнодорожной и несколько нелегальных групп пятидесятников, адвентистов седьмого дня, баптистов-раскольников. В 1979 году была поставлена на учет группа адвентистов седьмого дня, собрания проводились в жилом доме по ул. Морозова. В 1981 году Совет по делам религий зарегистрировал религиозное общество адвентистов седьмого дня г. Кобрина.
В Кобринском районе оставались незакрытыми также Березовская, Болотская, Буховичская, Верхолесская, Городецкая, Дивинская, Новоселковская, Октябрьская, Повитьевская, Тевельская, Хабовичская православные церкви, 8 общин ЕХБ, несколько групп пятидесятников.
(Продолжение следует.)


Светлана КУЗИНА,
заведующий отделом обеспечения сохранности, учета, научно-справочного аппарата, использования и публикации документов зонального государственного архива в г. Кобрине.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *