К 75-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков

ЗАБВЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ

Была война… Произнося эти слова, мы вряд ли отдаем себе полный отчет в том, что в действительности стоит за ними. Мы родились в мирное время. О суровых испытаниях и горьких потерях знаем только из книг, кинофильмов, рассказов ветеранов. За сухими строчками архивных документов хранится немало фактов, свидетельствующих о том, как на фронте и в тылу, в партизанских отрядах и в подполье, преодолевая неимоверные трудности, жертвуя собой, советские люди совершили подвиг, превратив трагедию в триумф, а горечь поражений – в праздник освобождения. Встречая 75-летие освобождения Кобринщины от немецко-фашистских захватчиков, вспомним о тех, кто вернул мир и покой на нашу кобринскую землю.

Под гнётом фашистской свастики

Весть о том, что фашистская Германия напала на Советский Союз, прилетела в Кобрин с беженцами из Бреста. По словам старожилов, предчувствие трагедии витало в воздухе задолго до рокового дня. Кобринчанина  Николая Пекута война застала в Бресте, где он учился в железнодорожном техникуме. «Уже накануне вечером в общежитии говорили, что по городу ходят какие-то странные личности. Но мы и подумать не могли, что это диверсанты. Наутро, когда начали бомбить крепость, выяснилось, что город почти полностью лишён связи. Это вражеские разведчики с вечера перерезали провода», – рассказывал во время одной из встреч ветеран. В Кобрине также объявились дерзкие незнакомцы, которые бесцеремонно намекали на события предстоящего дня. А наутро местные жители, затаив дыхание, слушали выступление наркома иностранных дел страны Вячеслава Молотова, который объявил о начале войны.

К концу дня 23 июня город и район были захвачены противником. Местное население затаилось, увидев на улицах фашистов, и нашлось немало тех, кто оказывал сопротивление. С первых дней на оккупированных территориях развернулось партизанское движение. И хотя в 1941 году на Кобринщине оно было еще слабым, это были первые шаги на пути к освобождению.

В центре — К.Гапасюк

В Дахловском лесу

В лесу недалеко от деревни Плянта стала базироваться группа, которую  возглавил бывший красноармеец Иван Орлов. Возле деревни Речица располагалась другая группа под командованием политрука погранвойск Виктора Бойко. Кадровые военные и бойцы Красной Армии собирали оставшееся на местах сражений оружие и боеприпасы и мечтали пробиться к действующей армии. Но линия фронта ушла далеко в глубь страны. “Будем  бить  немцев и предателей. Придет армия – разберутся», – говорил Иван Орлов товарищам. Поначалу действовали, не общаясь с местным населением, в глубокой тайне держали расположение своего лагеря. Да и впоследствии пополнение  из числа местных жителей, даже тех, которые имели опыт подпольной борьбы в Западной Белоруссии, и представителей советской власти, кадровые военные в свои ряды принимали неохотно и с недоверием.

В августе 1941 года в лес ушёл председатель сельсовета деревни Зосимы Алексей Наумчик, коммунист, в прошлом подпольщик. Вместе с ним ушли его друзья и единомышленники Алексей Максимук, Константин Гапасюк, Иван и Алексей Семенюк, Роман Жигман. Алексей Наумчик инициировал объединение небольших разрозненных групп в единое воинское подразделение. Так появился первый на Кобринщине партизанский отряд имени В.И.Чапаева, взявший под контроль северную и северо-восточную зоны Кобринского района. Командиром отряда был избран Иван Орлов, комиссаром – Виктор Бойко, Алексей Наумчик возглавил разведку.

Партизаны бригады им. В.И.Чапаева со связными. Слева — командир бригады К.С.Гапасюк, крайний справа — врач Осиповский.

Партизанская война

За короткий срок отряд, состоявший из четырёх подразделений, превратился в грозную силу.  Уже к лету 1942 года на боевом счету чапаевцев было 18 пущенных под откос вражеских эшелонов и несколько разгромленных гарнизонов. В июне 1942 года возле деревни Тевли буквально под носом у немцев была разобрана железнодорожная линия, что на сутки остановило движение. Шедший на фронт немецкий эшелон с войсками, танками и автомашинами ушёл под откос, паровоз был разбит, вагоны уничтожены. «На Володавском шоссе разбита и сожжена немецкая легковая автомашина, шедшая из Берлина в Киев с секретными приказами Гитлера. Убито 3 немца (из них 1 обер-лейтенант). Руководил операцией Костя», – читаем в одном из донесений.

Костя, он же Константин Гапасюк из д. Речица Кобринского района, до войны работал в сельском хозяйстве, а после воссоединения Западной Белоруссии с БССР – в органах милиции и в народном суде. В отряде командовал взводом, потом ротой. Его бойцы постоянно держали немецких солдат в состоянии страха. О том, что испытывали оккупанты, красноречиво говорят их письма домой. «Вчера партизаны совершили нападение недалеко от нас. Они взорвали поезд с отпускниками, а потом завязали бой. Можешь себе представить, что осталось после этого. Не чувствуешь себя в безопасности даже тогда, когда идешь в уборную. Эти партизаны орудуют совсем близко от нас. Можешь себе представить, что получится, если они ворвутся в наш лагерь…», – пишет своей невесте немецкий ефрейтор Руберт Код. Такой резонанс могла вызвать диверсия, проведённая в мае 1943 года, когда группой Константина Гапасюка было организовано крушение поезда на 1031-м км железной дороги Брест — Москва. Были полностью разбиты паровоз и 13 вагонов с живой силой противника, в том числе 1 вагон с командирским составом. Под обломками вагонов нашли смерть около 200 немецких солдат и свыше 40 офицеров.

В отряде

Бить  немцев и предателей

Лёнька – по-дружески называли чапаевцы командира ещё одного из подразделений – Алексея Бондарева.  В июне 1942 года группа Бондарева обстреляла полицейский участок в Еремичах, где несли службу  58 человек.  В марте 1943 года во время облавы, которую устроили немцы  в д. Стрии, группа Лёньки вступила в бой с 75 противниками, которые более чем в три раза превосходили партизан по численности, обстреляла их, и враги скрылись в направлении Кобрина.  

Горячим для чапаевцев выдался январь 1943 года. Узнав о массовых арестах активистов д. Площины и Борщи, партизаны во главе с Иваном Орловым и Иваном Постоваловым окружили немецких штурмовиков и их пособников и в завязавшемся бою убили 16 (из них 4 коменданта) и около  30 человек ранили. Когда немцы и полиция окружили лагерь, противник был встречен ураганным огнем и отброшен. Среди убитых – шеф районной полиции.

А в апреле 1943 года отряд потерял своего командира. Уроженцу Ивановской области Ване Орлову, попавшему в кобринские леса в первые дни войны, едва исполнилось 24 года. Был он резв и отважен, осторожен и недоверчив. Сам ходил в разведку и на диверсии, хотя знал, что за ним охотятся немцы. Люто ненавидел его кобринский гебитскомиссар, да и было за что. Немцы подстерегли Ивана, когда тот ехал, чтобы взорвать Жуховецкий мост. Вдвоём с товарищем вступил Иван в бой, даже не подозревая, что в операции задействовано около 100 человек. Семерых немцев успел убить неугомонный командир, ещё нескольких ранить, но и сам получил ранение в голову. Нога у Ивана застряла в стремени, и конь его поволок по полю. Враги пристрелили коня, а Ивана схватили и доставили в Кобрин, где он и умер.

В оружейной мастерской партизанской бригады им. В.И Чапаева

Славный путь, громкие имена

Преемником Орлова стал Иван Постовалов, или Василий, Вася Кривоколеско, Вася-тракторист. Родом он был из Курганской области, в военное училище пошел с Челябинского тракторного завода, за что и получил прозвища. В августе 1943-го большая группа гестаповцев и жандармов поехала по деревням, чтобы собрать молодежь для отправки в Германию. Возле деревни Борщи трое партизан чапаевского отряда решили их обстрелять. В результате боя 9 немцев были убиты. Погиб в перестрелке партизан-пулеметчик Григорий Ткачев, бойцы Клишин и Загорный были ранены. Тогда командир и комиссар отряда приняли решение разбить врага. В трёхдневном бою противник потерял две сотни своих солдат, несколько танкеток, но так и не взял непокорную деревню. В этом бою геройски погибли командир отряда Постовалов, комиссар отряда Бойко, старшина Ларкин, разведчик Глушенко, стрелок Ванюхин, командир отделения Зосим.

К концу 1943 года отряд вырос численно и в январе 1944-го был преобразован в одноименную партизанскую бригаду, состоявшую из 4 отрядов –  имени Чапаева, Маленкова, Орлова и Постовалова. Командиром бригады стал Константин Гапасюк, позже ее возглавил кадровый военный Фёдор Баранов. Чапаевцы имели устойчивые, хорошо законспирированные связи с Турнянским антифашистским подпольем, которое в свою очередь имело связных в Кобрине. Это позволяло партизанам получать сведения о намерениях фашистов и планировать операции. В отряде находила спасение молодёжь, которой грозила отправка в Германию, и антифашисты, которые вели подрывную деятельность и попали под подозрение. Здесь же  базировался райком КП (б) и подпольный райком комсомола.

Весной 1944 года оккупанты решили провести массовые карательные операции, но партизаны оказали противостояние. После тяжелых боев гитлеровцам удалось оттеснить партизан из южной зоны Кобринщины и блокировать бригаду имени В.И.Чапаева в Дахловском лесу. Однако бригада вырвалась из окружения. Оставшись ни с чем, фашисты перевели карательные отряды в другие районы, что позволило чапаевцам снова вернуться на прежние места базирования и вести боевые действия вплоть до соединения с Красной Армией.

(Продолжение следует.)

Жанна ЕЛИЗАРОВА.