К СКРИЖАЛЯМ ПРОШЛОГО

К 100-летию БССР

Прошло 100 лет со дня провозглашения первого белорусского государства на социалистической основе. К сожалению, среди кобринчан не осталось тех, кто был свидетелем этих событий. Человеческий век короче, поэтому наш путь к скрижалям прошлого пролегает через читальный зал зонального государственного архива в г. Кобрине.

Немного истории

В чрезвычайно сложных геополитических условиях происходило становление белорусской государственности после победы Октябрьской революции. Деятельность Коммунистической партии большевиков, Гражданская война 1918-22 гг. и оккупация Западной Белоруссии войсками Германии, Брестский мир, польско-советская война 1920-21 гг., Рижский мирный договор стали сложными моментами для белорусской истории.

В марте 1921 года согласно Рижскому  мирному договору Кобринщина вместе со  значительной частью западнобелорусских земель отошла к Польше.  В соответствии с договором правительство Польши обязывалось обеспечить белорусскому и украинскому населению право на свободное развитие культуры, языка и отправление религиозных обрядов. Однако ряд фактов свидетельствует о том, что эти обязательства не выполнялись. К 1939 году почти все белорусские школы были преобразованы в польские. Прекратилось издание белорусских газет и журналов. Не звучал белорусский язык в государственных учреждениях и органах местного самоуправления. В хозяйственном отношении Западная Беларусь стала аграрным придатком промышленных районов Польши. Здесь выпускалось в девять раз меньше промышленной продукции, чем в БССР, хотя по территории и численности населения они были почти равные.

Фотокопия статьи из газеты «Труд» 1941 г.

«Трудящиеся Западной Белоруссии и Украины со слезами радости встречали стройные ряды своей освободительницы Рабоче-крестьянской Красной Армии, которая вместе с освобождением от капиталистической эксплуатации принесла золотой закон нашей эпохи Сталинскую Конституцию», – читаем в архивных документах отчёт неизвестного делопроизводителя. Безусловно, его труды несут отпечаток эпохи, но факты и цифры красноречиво рисуют положение в регионе.  Один из документов, датированный 12 ноября 1939 года, сообщает, что на момент воссоединения в Кобринском уезде насчитывалось 124260 человек. Из них 47% составляют белорусы, 37%  – украинцы, остальную часть – русские, евреи и поляки. Существовавшее при поляках территориально-административное деление на воеводства, поветы и гмины упраздняется, появляются области, районы, сельские и поселковые советы, как в СССР. Самым густонаселённым сельсоветом  Кобринского уезда стал  ….,  на территории которого проживало 2648 человек.

Постановлением Временного управления города Кобрина и Кобринского уезда была организована рабочая гвардия для охраны правопорядка, что было весьма своевременно, так как на территории уезда «активизировались враждебно-кулацкие и антисоветские элементы», которые «организуют диверсии, проводят антисоветскую агитацию против колхозного строительства».

Сельское хозяйство

До сентября 1939 года в Кобринском уезде 41 помещичье имение  с  7978 га земли и 6200 крестьянских хозяйств, владевших 59289 га. В среднем на одного помещика приходилось 195 га, а на одного крестьянина – 8 га. Причем среди крестьян 58 семей официально были признаны безземельными, 60 – батрацкими, 848 – безлошадными, 324 – бескоровными. «За 20 лет польское правительство расселило 50-60% крестьянских хозяйств на хутора, способствуя развитию кулацких хозяйств, на которые опиралось, разоряя бедняцко-середняцкие хозяйства и вовлекая в кабалу к помещику и кулаку», – ещё одна экспрессивная фраза в духе времени, оставленная в качестве резюме делопроизводителем из прошлого. Далее следуют цифры. Несмотря на преобладание сельского хозяйства в стране, польское правительство ассигновало в 1939 году на сельское хозяйство из общего бюджета 3,8%.  Причём эти суммы уходили в первую очередь на хозяйства помещиков, осадников и колонистов, которые владели лучшими земельными угодьями и пользовались всеми привилегиями от польского государства. Все тяжести налогов и штрафов были возложены на бедняков и середняков. Земли помещиков были розданы безземельным и малоземельным крестьянам. Более 1500 семей этой категории разделили между собой 1608 га помещичьей земли, получили в собственность скот и лошадей.

Первый довоенный колхоз был создан в д. Перки. К нему отошло 305 га помещичьих земель, 25 коров, 14 телят, 9 лошадей и все постройки пана. В колхоз имени Сталина вступило 36 бедняцко-середняцких хозяйств. В д. Тевли из 120 дворов подали заявления 42 хозяина, в близлежащих Новосёлках инициативу подхватили 14 дворов из 36. Батраки из деревни Туличи откликнулись единогласно.

Депутаты Народного собрания Западной Белоруссии от Кобринского уезда, 22.10.1939 г.

К первой большевистской весне и проведению весеннего сева в хозяйствах стали готовиться с осени: 20 кузниц  района, которым торговые организации города отпустили железо и уголь, ремонтировали сельхозинвентарь и докладывали о 80-процентной готовности к севу. Крестьянские комитеты сигнализировали о количестве обобществлённого зерна, достаточном для весеннего сева. Подготовку посевного материала вели  2 передвижных обоза и 7 очистительных машин. Решался вопрос о помощи недавно получившим землю крестьянам и жителям д.Борки, которая осенью 1939 года почти наполовину выгорела в результате пожара.

Митинг в г. Кобрине 22.09.1939 г. На трибуне – председатель Временного Управления г. Кобрина и Кобринского уезда – Т. Ф. Субботин.

Экономика: на переломе двух эпох

Настоящую проверку на прочность молодой власти устроила первая зима. В отчётах значится, что случались перебои с топливом, из-за чего прекращала работу баня, общежития не отапливались, на грани срыва оказалась работа хлебозавода.  Когда проблема не решалась на местном уровне, представители исполнительной власти напрямую обращались в Главлессбыт с просьбой об отпуске дров со станции Видибор Столинского района и были услышаны. «Ввиду того что уезд обладает богатыми залежами торфа, пригодного для промышленных целей», в декабре 1939 года Народный коммисариат топлива приказывает оборудовать торфозавод «Залесье» и подготовить его к весенним работам. Для этого было предписано построить временное жильё и необходимую инфраструктуру для работников и их семей, обеспечить подъездные пути грузовой транспорт, за лето добыть как можно больше торфа для отопления, открыть городской склад торфа и наладить его продажу предприятиям и населению. Помимо  торфозавода «Залесье», предлагалось научно исследовать и провести зимнюю подготовку торфяных залежей «Гатча – Осовское» и «Зелёное багно», на что было выделено 850000 рублей.

Машинное отделение лесопильни а Кобрине, 1930-е гг. Будущий лесопильный завод им. Кирова.

Хлебопечение и торговля хлебом  в условиях военного положения также оказались в плачевном состоянии. «За сентябрь не использовано 7 тыс. т пшеничной муки, 12 т ржаной. В октябре выпечкой не занимались, несмотря на то что на октябрь район имел 35 т пшеничной муки», – зафиксировано в документах. Следствием сбоев становится создание очередей за хлебом и срыв поставок белобулочных изделий в буфет, больницу, детдом, детсады, населению.  Ответственные получили предписание – в пятнадцатидневный срок устранить все выявленные проверкой нарушения, расширить ассортимент, наладить соцсоревнование.

Кобринский район являлся сельскохозяйственным регионом. Партия дала чёткую директиву: «В местной промышленности и промкооперации развернуть строительство мелких предприятий на базе местного сырья и местного топлива». Из национализированных предприятий упоминается  лесопильный комбинат им. Кирова, который в конце сентября 1939 года был отремонтирован и пущен в ход, что дало городу 120 рабочих мест. Возобновили работу два кирпичных завода, что обеспечило занятость ещё 140 человек. Приведён в порядок и пущен мыловаренный завод. Из национализированных 8 мельниц в рабочем состоянии было только 6.  Все они подверглись ремонтным и профилактическим работам и были пущены в эксплуатацию, что гарантировало трудоустройство ещё 127 человекам. Большие надежды возлагались на торфозавод, который, по предварительным подсчётам, должен был принять на работу 150-200 человек. Активизировала деятельность промысловая кооперация, насчитывавшая 11 артелей, среди которых выделялись столярно-мебельная, текстильная, кузнечная, войлочная.

Кобрин. Типичный мещанский дом.

Самой массовой была сапожная артель, включавшая 36 специалистов из разных  точек города и района. Второй по количеству задействованных специалистов значилась артель утильщиков, насчитывавшая 30 человек, занимавшихся сбором отходов, вещей, не годных к употреблению, но пригодных для переработки, утилизации в качестве сырья. Была артель портных, парикмахеров, фотографов, ломовых извозчиков и даже специалистов газовых вод, которые предлагали лимонад и заправляли им сифоны.  Для стабилизации экономики региона каждой сфере был доведен план. Так, в 1940 году планировалось  выпустить 2,5 млн. штук кирпича, 2000 пар валенок, 13 000 кубометров лесоматериалов, 8500 тонн торфа. Выполнить план было непросто:  заводы останавливались из-за перебоев с топливом, мельницы ломались из-за износа деталей. Укреплять и развивать местную промышленность было получено парторганизациям. 

(Продолжение следует.)

Жанна ЕЛИЗАРОВА.