«…Память, стой, замри! Это надо…»

75 лет назад исчезла с карты белорусская деревня Хатынь Логойского района Минской области. Ее трагическая участь –сожженные заживо старики, женщины, дети – ужаснула весь мир.   

В день трагедии, 22 марта 1943 года,  недалеко от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убиты немецкие офицеры. Среди убитых был Ганс Вельке, который являлся любимчиком самого Гитлера. В довоенное время он был спортсменом. Мировую известность ему принесла Олимпиада 1936 года, которая проходила в Германии. На ней Ганс стал первым в истории немцем, получившим олимпийскую награду в легкой атлетике. Спортсмен  получил  поздравление от Гитлера и  был удостоен офицерского чина. В годы войны Вельке был направлен на тихую воинскую должность — командиром одной из рот  118-го полицейского батальона.

Смерть от партизанской пули любимца фюрера  заставила полицаев  побеспокоиться о своей дальнейшей судьбе. Каратели окружили деревню Хатынь, согнали всех жителей в сарай и подожгли его, а тех, кто пытался бежать, расстреливали из автоматов и пулеметов.  Деревня была разграблена и сожжена дотла. Погибли 149 человек, из них 75 детей в возрасте до 16 лет.

Во время трагедии выжили шесть человек. Троим детям: Володе и Соне Яскевичам, Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Из находившихся в сарае чудом удалось выжить только двоим — двенадцатилетнему Антону Барановскому и семилетнему Виктору Желобковичу. Раненый Антон долгое время лежал неподвижно, и гитлеровцы приняли его за мертвого.  Виктора ценой своей жизни спасла мать. Выбежавшая из горящего сарая женщина была скошена пулеметной очередью и, падая, своим телом прикрыла сына.

Из взрослых жителей деревни выжил лишь 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский. Обгоревший и раненый, он пришёл в сознание лишь поздно ночью, когда карательные отряды покинули деревню. Ему пришлось пережить ещё один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашёл своего сына. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца.

В советское время никто не сомневался, что деревня Хатынь была сожжена вместе со своими жителями фашистами. Однако в постперестроечное время стали известны другие факты хатынской трагедии. Карательную операцию провел 118-ый полицейский охранный батальон и подразделения батальона СС Дирленвангера. 118-ый батальон был сформирован фашистами весной 1942 года в Украине из числа завербованных советских военнопленных, перебежчиков и всякого уголовного сброда. И все же называть его абсолютно украинским нельзя: в нем служили представители разных национальностей. Командовал расправой над жителями Хатыни начальник штаба 118 полицейского батальона Григорий Васюра.

Он, как и некоторые другие каратели, на протяжении не одного десятилетия после своих зверств в Хатыни чувствовал себя довольно уверенно. После войны Васюра вернулся к себе на родину, в Украину, работал агрономом, заместителем директора совхоза, входил в актив ветеранской организации, регулярно встречался со школьниками, которым рассказывал о своих вымышленных фронтовых подвигах. Однако пришло время, и ему пришлось рассказать трибуналу Белорусского военного округа всю правду о своем прошлом и понести заслуженное наказание: в отношении него была применена высшая мера наказания – расстрел.

Торжественное открытие мемориального комплекса «Хатынь» состоялось 5 июля 1969 года, в 2004 году была проведена его реконструкция. Мемориал повторяет планировку бывшей деревни. Каждый из элементов хатынского мемориала имеет свою символику, в которой заключен глубокий смысл. Хатынь стала памятником всем сожженным в годы Великой Отечественной войны деревням Беларуси.

 «Огненные деревни» Кобринского района

Трагическая судьба Хатыни постигла не одну белорусскую деревню. В этом скорбном списке есть деревни Кобринского района: Борисовка, Каменка, Речица, Черевачицы, Орел, Новоселки, Лука, Борки.

Кровавым заревом пламени вошел в историю сентябрь 1942 года.  В пепел превратились три деревни: Борисовка, Каменка, Речица.

С сентября по октябрь 1942 года каратели проводили операцию «Треугольник» в Брестском, Кобринском, Малоритском районах. В операции участвовали 3-й батальон 15-го немецкого полицейского полка (командир майор Голлинг), подразделения 10-го и 16-го полков, специальная рота «Нюрнберг».

Возможно, мы бы никогда не узнали исполнителей этого злодеяния. Но в январе 1943 года на Воронежском фронте частями Красной Армии были захвачены документы 3-го батальона 15-го полицейского полка, в том числе «Журнал боевых действий» этого батальона. И это позволило узнать имена этих нелюдей. Впоследствии документы были представлены на Нюрнбергском процессе как свидетельство бесчеловечных действий гитлеровцев на оккупированных территориях.

5 сентября каратели окружили деревню Речица.  Жителей согнали в сарай и сожгли. 6 сентября 1942 года была уничтожена небольшая деревня Каменка. Впоследствии на месте трагедии был установлен памятник, изображающий скорбящую мать и солдата с ребенком, а также плиты с фамилиями жертв фашизма.

Через несколько недель гитлеровцы оставили свой страшный кровавый след в деревне Борисовка. Трагедия произошла 23 сентября 1942 года и унесла жизни 206 человек разного возраста.

Хотелось бы привести страшные воспоминания Ипполита Пашковича, жителя деревни, который чудом остался в живых: «В тот страшный день я пошел в Дивин. Когда вернулся, в доме не нашел ни детей, ни жены. В метрах 300 от дома в яме, я увидел их трупы. Там были и тела соседей. Я пошел искать кого-нибудь, чтобы помогли достать тела из ямы, нашел старого соседа. Я залез в яму, в которой было по пояс крови с водой  и начал подавать наверх тела людей. Все на мне одеревенело. Я все делал механически. Не мог ни плакать, ни кричать. Своих детей и жену похоронил здесь же, во дворе возле дома, остальных похоронил в другой могиле».

Всех, кто сегодня приезжает в Борисовку, встречает памятник – белая фигура женщины как вечное напоминание о черном прошлом, которое не должно повторяться нигде и никогда. Деревня Борисовка увековечена в мемориальном комплексе «Хатынь» на символических деревьях жизни.

Массовые расстрелы, начавшиеся в 1942 году, продолжались и в 1943 году. 4 октября  фашисты ворвались в деревню Новоселки Остромичского сельского совета. Было расстреляно 67 жителей.

Осенью того же года от фашистских оккупантов пострадали еще две деревни: Борки и Лука. В Борках  было расстреляно 18 человек; в Луке – 30. Деревни были сожжены.

Черевачицы — деревня с многовековой историей. Впервые упоминается в 1417 году.  Уютными хуторками раскинулась она между железной дорогой и рекой Мухавец. Даже война поначалу не внесла особых изменений в сложившийся уклад: люди трудились, любили, создавали семьи.

6 ноября 1943 года стало известно, что партизаны готовят подрыв воинского эшелона. Взрыв на железной дороге прогремел после 12 часов ночи, а спустя два часа вспыхнул огонь, началась стрельба, слышались страшные крики и плач людей. В ночь с 6 на 7 ноября 1943 года в деревне Черевачицы  были убиты 56 человек, сожжены все дома и хозяйственные строения. Уцелела только церковь…

Каратели не щадили никого. В семье Якусь было трое детей, самой старшей – 7 лет. Двоих гитлеровцы расстреляли, годовалого ребенка проткнули штыком. Так небольшая деревенька в 18 дворов на правом берегу Мухавца стала еще одной огненной деревней Беларуси.

Ночь 22 декабря 1943 года стала последней для жителей деревни Орел. Согнав в один из домов мирных жителей деревни, немцы забросали его гранатами, а потом подожгли. Тех, кто пытался выбраться из пылающего дома, они тут же расстреливали. Бесполезно искать на современной  карте Кобринщины населенный пункт с таким названием. Сгинув в огне войны, деревня Орел  так и не была отстроена.

Страшным символом преступлений гитлеровцев на белорусской земле стали сожженные деревни, среди которых восемь деревень Кобринского района.

«…Память, стой, замри! Это надо…»

Сотрудники Кобринского военно-исторического музея имени А.В.Суворова в своей работе регулярно обращаются к теме сожженных деревень, теме, о которой говорить страшно. Но только так  можно сохранить память об ужасах войны, а также предупредить очередные попытки переписать историю, принизить роль белорусского и русского народов в Великой Отечественной войне.  

Эту память нужно не только сохранить, но и передать подрастающему поколению. Для школьников научные сотрудники музея подготовили  музейно-педагогическое занятие «Знак огня», где дети  узнают о трагедии белорусской деревни Хатынь и повторивших ее судьбу деревень  Кобринского района. Для того чтобы достучаться до детских сердец, используются эмоционально насыщенные материалы: картины, фотографии, фрагменты документальных фильмов, инсталляция объемная композиция из реальных предметов, объединенных единым художественным замыслом.

Инсталляция, посвященная трагедии Хатыни и других сожженных деревень, красноречива благодаря своей лаконичности. За основу взята картина Федора Федюнина «Вторжение»: догорает жизнь в Хатыни, а каратели все еще расхаживают по дворам…   Обугленное окно, обгоревший ствол дерева, брошенные вещи, игрушки, фотографии, тлеющие угли  — это все, что осталось от Хатыни…

 Скульптура скорбящего ангела (автор С.Ларченко), напоминает о том,  что лютое пламя поглотило 149 душ… Но память о безвинно погибших продолжает жить в созданной композиции. Невольно вспоминается чья-то высказанная мысль: те, от кого зависит хотя бы одна человеческая жизнь, непременно должны бывать в Хатыни. Хотя бы раз в год…

Лилия КИРИЛЮК, научный сотрудник Кобринского военно-исторического музея им. А.В.Суворова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *