Воин-интернационалист Александр Парфенюк делится впечатлениями об Афганистане

Плечом к плечу

IMG_8842Бушевавшее на протяжении десяти лет пламя афганской войны горячей слезой прокатилось по сердцам матерей и жён, на плечи чьих сыновей и мужей выпало нести воинский долг в горячей точке, добавив безвременной седины волосам одним и другим, по судьбам самих солдат и офицеров, испытав их на прочность. За 28 лет без той войны огонь остыл, но маленькая его искорка навсегда осталась мерцать в сплочённости и дружбе воинов-интернационалистов, живёт в их скупых на эмоции воспоминаниях.
-Ранним августовским утром 1985 года самолёт с советскими солдатами и офицерами плавно приземлился на афганской земле. Открывается дверка, опускается нога на трап, и раскалённый 50-градусной жарой воздух обжигает лицо, опаляет лёгкие изнутри. Пахнет выжженной землёй и чем-то пока ещё непонятным (как оказалось позже, палёными покрышками), чуть вдалеке горы. Они уже тогда покорили меня, с одной стороны такие суровые, таящие опасность, с другой — манящие своей неприступностью… — делится первыми впечатлениями об Афганистане воин-интернационалист Александр Парфенюк.
Отучившись по направлению военкомата в Брестской объединённой технической школе ДОСААФ на водителя бронетранспортёра, Александр предполагал, что скорее всего служить доведётся в Афганистане, где основным средством передвижения советской армии был БТР. Волнения никакого не было. Наверное, сказывался возраст, мешавший до конца осознать весь уровень опасности, который его там ожидал.
Служба на афганской земле, начавшаяся с разведывательного пункта агентурной разведки в Шинданде, сразу показала – надо готовиться ко всему. И действительно, было всё. Тревога перед очередным ответственным заданием и желанием не подвести товарищей, когда надо пробраться в стан врага и собрать данные о передвижении караванов с оружием, о размещении складов, готовящемся нападении или диверсии, завербовать агента среди местного населения. А местное население понять советскому человеку было очень трудно. Днём – это мирные приветливые люди, а ночью эти же люди брали оружие и шли убивать русских солдат.
Александр Андреевич вспоминает задание их разведывательной группы по ликвидации одного из главарей банды, любителя раритетного оружия, когда надо было передать через внедрённого агента «подарок», начинённый специальным зарядным устройством. Всё было выполнено на «отлично»: «подарок» сработал — в нужном месте и нужное время.
Был страх при виде смерти, что чёрной пулей проносилась над головой…
— Возвращаясь как-то раз с задания в часть, на узкой дороге, что петляла между сопок, на противопехотной мине подорвалось колесо в машине. В это время и попали под обстрел. Пока менял колесо, два офицера меня прикрывали, — вспоминает Александр Андреевич. — А сколько подобных случаев было за всю службу — не перечесть.
Были и украдкой смахнутые со щеки слёзы, которые невозможно сдержать при виде цинковых гробов, что загружались в «чёрный тюльпан». Где-то там, далеко, в совсем другом мире, куда отправлялся этот страшный груз, ещё с надеждой ждала доброй весточки от сына мама…
Хорошая физическая подготовка, приобретённая в школьные годы, не раз выручала Александра в сложных армейских передрягах. А письма, наполненные маминой любовью и лаской и папиными лаконичными, твёрдыми, мужественными словами помогали морально.
— В Афгане мы жили по принципу: один за всех и все за одного. А иначе там просто не выжить. Сегодня ты подставил кому-то плечо, завтра тебе. Этот принцип среди нас, бывших «афганцев», живёт и сейчас, — утверждает Александр Андреевич.
Елена БАКУН.
НА СНИМКЕ автора: Александр Парфенюк.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *