Три мгновения августа

Несколько фактов и соображений, почерпнутых в последние дни августа. В околополитической тусовке широко обсуждалась статья Йорга Форбрига, который является директором фонда для демократии при немецком фонде Маршалла США. Вообще, довольно забавная должность «фонд для демократии» при немецком фонде, расположенном в Америке. Разобраться трудно. Назвали бы уж честно и просто. Широкая труба для перекачки денег из Вашингтона через Германию для «цветной революции» в Минске. Все было бы понятно! Зачем и кому нужны такие конторы, проедающие деньги американских налогоплательщиков? Ей-богу, какой–то атавизм «холодной войны»…

В духе этой нафталинной конторы выдержана и статья Форбрига. Он пишет о помиловании Президентом «узников совести» и делает сногсшибательные выводы. Например, Статкевича, Рубцова и других отпустили не потому, что помиловали. А потому, что Минск… боится Путина. На чем основываются такая логика и столь экзотический вывод, понять невозможно, хотя Форбриг пытается что–то объяснить. Но аргументы его давно уже трачены молью. Неужели человеку, который не стесняется считать себя «политологом», непонятно, что Минск на самом деле не боится никого. Ни запада, ни востока, ни юга, ни севера — в политических смыслах этой географии. Неужели за 20 лет нельзя понять такой простой истины? Неужели непонятно, что вся эта избушка на курьих ножках, называемая «санкциями» и прочим давлением, как утлая лодка, разбивалась о твердые берега?  Не действуют на Минск ни сладкие посулы вроде «Восточного партнерства», ни угрозы выстроить к западу от Буга очередной санитарный кордон! В конце концов, похоже, это поняли и в Брюсселе, и об этом говорят все последние серьезные политические заявления ответственных деятелей из Евросоюза. Беларусь готова поддерживать со всеми ближними и дальними соседями нормальные, здравые отношения, а давления не приемлет. Коротко и ясно. И Статкевича с другими отпустили совсем не потому, что кого–то «испугались», а потому, что решили, что для этого гуманного шага пришло время. Похоже, что это поставило в тупик таких людей, как Форбриг, потому что новое положение вещей показывает американским грантодателям бессмысленность дальнейшего содержания форбригов и компании. Отсюда нервная реакция и попытка лечь костьми, но не допустить прогресса. Форбриг требует, чтобы Евросоюз даже в ущерб себе, но не шел на сближение с Беларусью. Форбриг, выражая, возможно, определенную часть бытующего мировоззрения, требует, чтобы Евросоюз, наоборот… «усилил давление». Он достает из пыльной каптерки заржавленные топоры. Пусть «Беларусь изменит теперь выборное законодательство, заодно с этим и судебное, а также создаст ассоциации для рабочих и предпринимателей». Много чего требует Форбриг. Только вот ничего из этого не получится. Никто в Минске не собирается плясать под дудку этого «политолога», тем более в период предвыборной кампании, которая в конечном счете должна ответить на все вопросы о легитимности власти, политическом курсе, отношении общества к выборам. Как известно, именно это является основной европейской ценностью — свободное волеизъявление каждого гражданина. Как оно реализуется, как проходят политические процессы — ответы на эти вопросы могут дать наблюдатели БДИПЧ ОБСЕ, которые приглашены в страну и получили все возможности для своей работы. При этом замечу, что мнение уважаемых наблюдателей важно, но тоже не является единственным фактором. Избирательная кампания в Беларуси проходит по нашим законам и для нашего общества. И если Форбриг считает, что мы по–прежнему «генеральный комиссариат Беларутения», которому можно из Берлина диктовать правила поведения, то он просто, как музейная муха, застыл в янтаре времени. Этот немецкий политолог все забыл и ничему не научился.
Бывает.
В ходе избирательной кампании наша дружная оппозиционная семья перебила оставшиеся горшки, и создается впечатление, что все стали еще пуще ненавидеть всех. Дело в том, что претенденты Лебедько и Калякин не смогли собрать необходимых 100 тысяч подписей, досрочно сошли с беговой дорожки и, понятное дело, приуныли. Ведь сколько было риторики, что народ не обманешь и поэтому он ни за что не откажет в доверии своим любимцам. Да, первая часть этого тезиса подтвердилась… Во время сбора подписей люди в основном равнодушно проходили мимо пикетов, призывавших подписаться за Калякина и Лебедько. В итоге, как известно, подписи собрали пять претендентов. И ЦИК сейчас проверяет их, подписи, на  честность и соответствие законодательству. Именно на этом этапе вчерашними собратьями по оружию и был нанесен необъяснимый, но ощутимый удар по представительнице движения «Говори правду!» Татьяне Короткевич. Уж как ее до этого чествовали, уж какие комплименты делали. Но когда увидели, что все остались за бортом, а она продолжает плыть в своей лодочке и намерена дальше «говорить правду», с ней обошлись, как повар с картошкой. Достали из–за голенищ ножи и стали чистить. В ход пущены все самые брутальные приемы политической кухни. Движение «Говори правду!», которое еще на позапрошлой неделе считалось светочем демократической мысли и непорочным флагом прогресса, объявлено креатурой спецслужб. Это известный прием — когда фантазия тормозит, то из широких штанин обязательно достается булыжник «спецслужб». Но теоретически допустим, что это так. Почему же все эти разоблачители молчали целых пять лет, возвеличивая Короткевич, Дмитриева, других функционеров ГП, посиживали с ними на посольских приемах и ездили в зарубежные вояжи от имени оппозиции? Стало быть, знали и молчали? Теперь, когда поняли, что Короткевич опередила, а значит, стала единственной и главной претенденткой на выделяемые евро «демократизации», теперь их стала невыносимо душить жаба? Все это, конечно, дело политической оппозиции, т.н. «лидеров». Но вот примечательная реакция Николая Автуховича, человека, который считается чуть ли не иконой «сопротивления». Автухович пишет, попадая одновременно и в бровь, и в глаз: «Смотрю на то, что сейчас происходит в рядах оппозиции, как все грызутся друг с другом. Оказывается, еще и подписи подделывали… Нельзя же так. Должно же оставаться достоинство. Я очень разочарован. И даже рад, что такая оппозиция не пришла к власти в 2010 году…»
Без комментариев.
Наша политическая оппозиция, похоже, вновь проявляет себя во всем блеске, компрометируя и себя, и страну.
В Бресте похоронили Алеся Черкашина. Втайне от родителей он уехал в Украину и примкнул к какой–то вооруженной группировке. Его боевой позывной был «Тарас». Что привело Алеся на войну, рационально объяснить невозможно, потому что аргументы, которые приводятся на сайтах, о том, что Черкашин был «истинно верующим» и потому взялся за автомат, лишь затемняют существо вопроса. Что забыл этот брестский парень в Донбассе?.. Воевал за Украину? Но сегодняшние сообщения из Киева о том, что огромная толпа, почти как во времена Майдана, штурмует Раду, которая хочет реализовать минские договоренности, а толпа считает это предательством, поэтому взрываются гранаты и умирают люди, — свидетельствуют о том, что в Украине нет никакого общественного согласия, что в итоге не пресловутые «путинцы» разобьют Украину, а сами украинцы сделают это более быстро и успешно… Так что же в этом споре могут сделать «белорусские добровольцы», для которых, если смотреть на ситуацию открытыми глазами, это — абсолютно чужая война?
Так за что погиб от чужой пули, в чужой стране молодой брестчанин, который мог бы жить и жить на радость отцу и матери? А так ушел парень — ни детей, ни семьи. Да, кто–то скажет, что он, мол, погиб за «идею». Но если эту «идею» не поддерживают даже многие украинцы (см. выше), то трагическая история белоруса Черкашина, так нелепо ушедшего из жизни, должна быть уроком для других…
Павел ЯКУБОВИЧ.
“СБ. Беларусь сегодня”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *